Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

В объятиях Административной Системы

Расцвет практической деятельности ЦИТа приходится на 1930-34 гг. В этот момент общее число предприятий, которые обслуживал ЦИТ, превысило 400. Численность подготовленных на его базе квалифицированных рабочих перевалила за полмиллиона, а количество профессий, по которым готовились обученные кадры, достигло 200. Есть и другие красноречивые цифры: 1700 учебных пунктов ЦИТа в разных уголках страны, 2 тыс. квалифицированнейших инструкторов ЦИТа. Они действовали во всех ведущих отраслях народного хозяйства СССР — в машиностроении, металлургии, строительстве, легкой и лесной промышленности, на железных дорогах и автотранспорте, в сельском хозяйстве и даже в Военно-Морском Флоте.

Сталинский план форсированной индустриализации требовал самых сжатых сроков. «Пятилетку в четыре года!» — этот популярный лозунг не только отражал исторические темпы промышленного обновления страны, поражал воображение иностранцев и воодушевлял массы на героический труд. Для специалистов НОТ он являлся неукоснительной директивой, требовавшей от науки немедленной и эффективной практической отдачи.

Ни одна система НОТ, ни одна система подготовки рабочей силы, кроме цитовской, не могла угнаться за такими темпами. В обычном фабзавуче работников готовили за 3-4 года. И не всегда производство получало необходимое качество и уровень подготовки. ЦИТ справлялся с этой задачей за полгода и с гораздо большей пользой для предприятий. «Подготовка кадров при условии предварительного проектирования рабочего состава проводилась в особо короткие сроки. В частности, для Сталинградского тракторного завода в начале 1930 г. было обучено 1121 новых рабочих и организована подготовка 7000 чел. на профтехкурсах завода, что ускорило развертывание производства...» Уверен, ни одна зарубежная или отечественная система НОТ в те годы и в тогдашних условиях России не смогла бы дать лучших результатов. И неизвестно, как протекала бы вся сталинская индустриализация, не окажи ей помощь институт Гастева. Страна, решившаяся на небывалый в истории индустриальный прорыв, не могла отказаться от услуг, несомненно, лучшего в мире учреждения НОТ.

Однако Административная Система, крепко вставшая на ноги к середине 30-х гг., смогла и хотела обойтись без ЦИТа. На первый взгляд все шло тихо и мирно. ЦИТ, во всяком случае до 1937-38 гг., продолжал свою деятельность. Явно ему никто не мешал, более того, помогали, наставляли, советовали, проявляли государственную заботу. В конечном итоге Административная Система задушила ЦИТ в своих объятиях, директивах и ограничениях. Постепенно, но верно она свела его к второразрядному отраслевому институту — придатку военно-промышленного комплекса и авиационной промышленности.

В статье ответственного секретаря журнала «Организация труда» А. В. Сметанина «Двадцать лет работы ЦИТ в социалистической промышленности», опубликованной в 1940 г., упоминаются несколько директивных постановлений. Не считая первого постановления Президиума ВЦСПС (1920) и декрета СТО (1921), это специальное постановление ЦК ВКП(б) о подготовке рабочей силы (1926), постановление XVI съезда ВКП(б), постановление ЦК ВКП(б) от 6 октября 1931 г., приказы председателей ВСНХ СССР В. В. Куйбышева (9 июля 1930 г.) и Г. К. Орджоникидзе (12 мая 1931 г.), постановление сентябрьского (1931) Пленума ЦК ВКП(б), приказ наркома тяжелой промышленности С. Орджоникидзе от 31 января 1936 г.

Это не считая многочисленных госзаказов и наказов, решений на разных уровнях и разных ведомств, относящихся, так сказать, к хронике местных событий. Например, в период 1925-29 гг. ЦИТ «получил правительственный заказ на подготовку 10000 металлистов из безработных в нескольких городах СССР. Кроме этого заказа, ЦИТ имел ряд других заказов, в частности, на подготовку квалифицированных рабочих для текстильной и строительной промышленности».

Директивы и заказы направляли деятельность ЦИТа, постановления партии — оценивали ее. Нередко в весьма нелестных тонах. Стоило в той же текстильной промышленности применить наряду с методикой обучения еще и систему организации труда, признанную во всем мире, как раздался начальственный окрик: не сметь! И не откуда-нибудь, а с трибуны пленума партии (1932): «Считая недопустимым введение функциональной системы в текстильной промышленности без подготовки дела и без ведома СТО, предложить Наркомлегпрому подготовить условия повсеместной отмены этой системы к началу 1933 г.».

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100