Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Упорядочение трудовых отношений

Одним словом, в отличие от Запада, на российских предприятиях доминировала дешевая рабочая сила и принудительный труд. Ни о каких договорных началах в отношениях между рабочими и предпринимателями речь быть не могло. Необходимо сломать старую систему трудовых отношений, поставить их на законную основу. Но для этого надо ввести систему тарифов и нормирование труда, от дешевого труда перейти к дорогому, повысить общественную ценность квалифицированного труда.

На рынок труда, как и на любой рынок, надо выходить с хорошим товаром, знать точную цену на него и заключить взаимовыгодный договор о его продаже. Россия ускоренно переходила к капитализму, где ценится прежде всего профессионализм. Рабочий продает самый ценный товар — свою способность к труду, значит, на рынке он должен представить свою высокую квалификацию, предложить достаточно высокую норму выработки, но обменять ее на столь же высокую зарплату. Но как установить эквиваленты и уравнять шансы на рынке? Только через правовую систему и точное измерение нормы выработки, будь то хронометраж или какой-нибудь другой метод.

В упорядочении трудовых отношений самой заинтересованной стороной оказались профсоюзы. Вслед за металлистами и другие отраслевые союзы развернули в период между двумя революциями активную кампанию по классификации профессий и разрядов, нормированию, тарификации и организации труда.

Из Петрограда движение перекинулось на Сормовский завод, предприятия Урала и Донецкого бассейна.

На первый взгляд ситуация парадоксальная. Профсоюзы сами заинтересованы в решении того, как упорядочить эксплуатацию пролетариата со стороны предпринимателей. Ничего подобного в Америке не было. Профсоюзы занимали консервативную позицию, отчаянно сопротивлялись любым нововведениям — от хронометража до дифференцированной системы оплаты. Они считали: все, что проводится предпринимателями, может идти на пользу только им, а не рабочим. Рабочие сознательно скрывали профессиональные приемы, которые могли бы показать, что продукции может быть произведено больше, чем на самом деле. Ведь за каждым рекордом, каждым повышением нормы выработки со стороны рабочих следовала незамедлительная реакция администрации: она снижала расценки.

А разве русские предприниматели действовали иначе? Нет, конечно. Почему же в таком случае российские профсоюзы как бы шли на самоэксплуатацию, требуя не снижения, а повышения нормы выработки? Неужели они заняли штрейкбрехерскую позицию и предали интересы рабочего класса?

Чтобы ответить на вопрос правильно, обратимся к другим работам Гастева, попытаемся в них обнаружить ответ на этот исторически непростой вопрос.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100