Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Тенденция скрыть уличное железнодорожное движение

Параллельно с этим наблюдается тенденция скрыть уличное железнодорожное движение, его начинают постепенно спроваживать в землю, в огромные тоннели подвалы. Вы идете по тротуару и вдруг видите какую-то колоритную вывесочку. Вы входите. Спускаетесь или по автоматически движущейся лестнице, или по лифту и перед вами раскрываются огромные вокзальные пространства; вы забываете надземный город и утонули в мире подземного гула, а наверху еще жалко трусят остатки извозчиков. Они доживают последние дни. Их сделали совершенно ненужными легковые автомобили. Дешевизна и быстрота передвижения сделали то, что улицы наполнены десятками тысяч автомобилей, которые стоят на всех оживленных углах и могут моментально перевезти вас в любой квартал столицы.

Этот темп движения сразу дает совершенно другую установку жизни, чем та, к которой мы привыкли в идиллической обстановке. Что делается в этом отношении в Америке — мы можем только представлять. Очевидно, что даже европейская жизнь по сравнению с американской — деревня. Если немец и француз так охотно и долго рассказывает иностранцу, как пройти из одной улицы в другую, то в Америке на вопрос иностранца отвечают — «мне некогда, нет времени». И этот ураган движения дает совершенно может быть непонятную для нас установку всей общественной и даже социальной жизни.

Кажется, несмотря на то, что рабочий день везде сокращен, в больших предприятиях работа идет 8 часов, люди начинают жить страшно рано, уже в 6 часов начинают работать заводы и даже люди на вид буржуа — во фраках и смокингах, в белоснежном белье — куда-то спешат устраивать деловые свидания и заседания. Конторы акционерных обществ в 8 часов уже работают. Нужно ли говорить, что вся жизнь стала единым, неумолчным организационным напряжением, наследником которого, очевидно, суждено быть тому классу, который придет к власти в Европе и Америке. И вот только тут становится с полной очевидностью ясно то, о чем приходилось думать и говорить здесь. У нас на всех перекрестках говорят о НОТ, а между тем там — никто не говорит, но абсолютно все ее делают. Я прихожу в участок для того, чтобы прописать паспорт. Там сидят как будто «дореформенные» чиновники, но мне сразу бросается в глаза, что у них стоят сзади два огромных шкафа, наполненных маленькими ящиками с карточками. Это карточная система. Но, конечно, эти чиновники не слыхали ни о Тейлоре, ни о НОТ.

Мы приходим в таможню, для того, чтобы вывезти вещи, предназначенные к экспорту. Требуется при этом показать статистический листок, который автоматически наносится на таблицу, и график вывоза готов. Никакому таможенному чиновнику не придет в голову устраивать при этом производственную пропаганду или ячейку по НОТ.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100