Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Совместный труд - хорошо или плохо?

Хотя Тейлор, по мнению П. Друкера, во взглядах на рабочего оставался человеком XIX в., он начинал свою деятельность скорее с социальных, нежели инженерных или узкоэкономических вопросов. Действительно, отмечает Д. Нельсон, Тейлор не терпел плохой работы и мог до бесконечности заставлять человека переделывать ее, добиваясь неукоснительного выполнения своих распоряжений. Подобный авторитаризм был свойствен большинству менеджеров XIX в. В то же время Тейлор проявлял дружеское расположение и симпатии в личных отношениях с рабочими. Он умел разговаривать с каждым на доступном для него языке. И всякий раз умерял свой критицизм, подолгу обсуждая семейные и житейские вопросы. Доверительный тон всегда получал отклик у рабочих, они с большим желанием обсуждали с ним свои насущные проблемы. Несмотря на то, что рабочие Мидвельской компании весьма настороженно относились к его организационным нововведениям, они уважали Тейлора как человека.

По мнению самого Тейлора, которое он неоднократно высказывал в самых разных выступлениях и на которое особое внимание обращает Д. Нельсон, хотя его методы увеличивали прибыль, их ценность была больше социальной, чем экономической. Заслуживают глубокого сочувствия те, кто оказался безработным в результате экономических кризисов. И в этом плане моя система, говорил Тейлор, вряд ли облегчит их участь. Вызывают сочувствие также и те, кто переобременен непосильной работой. Но еще большего сожаления заслуживают те, кто недополучает то, что заслуживает благодаря своей добросовестной работе. И на их фоне еще более горькое сожаление вызывают те, кто работает не перенапрягаясь, а получает сполна.

Сейчас, быть может как никогда прежде, заявляет Тейлор, мир страдает от низкой производительности труда. «Недопроизводство, главным образом, служит причиной низкой зарплаты; оно причина того, что бедняки на этом свете обладают таким малым количеством жизненных благ».

Когда рост производительности сдерживается отсталой технологией или устаревшими формами организации труда, то слово берет инженер. Его математические расчеты, подтвержденныеэкономическим обоснованием, лягут в основание перспективной программы перестройки предприятия. В конечном итоге вопрос упрется только в размеры капиталовложений и время на реконструкцию производства. В условиях товарной экономики проблема денег в принципе решаема.

Гораздо сложнее обстоит дело с человеческим фактором, нежеланием или незаинтересованностью рабочих трудиться добросовестно. Рано или поздно технические проблемы решаются. В конце XIX-начале XX в. Америка совершила гигантский технический скачок, но остановилась в недоумении перед проблемой управления людьми. Главная из них — как эффективно преодолеть рестрикционизм? Он, конечно же, возник не вчера. Еще в конце XIX в. американские предприниматели столкнулись с различными формами скрытого сопротивления и неповиновения. Наиболее распространенной из них было искусственное сдерживание производительности как результат неформального сговора.

Характерно, что обнаружили его не прогрессивно мыслящие предприниматели, социальные филантропы и общественные деятели, ратующие за гуманизацию труда. О нем говорили «технари» — инженеры и ученые-экономисты. Они же поставили первый диагноз: рестрикционизм есть следствие некомпетентности мастеров, бессистемных методов управления, устаревших норм. Как только рабочий начинает выгонять большую норму, пишет Г. Эмерсон, предприниматель сейчас же соображает, как бы ему снизить расценки. Понятно, продолжает он, что нормы, установленные 20 лет тому назад, не могут быть правильными сегодня.

Если бы нормы выработки были строго индивидуальны и у каждого рабочего они были свои, то, видимо, проблемы РСП не существовало. Каждый получил бы ровно столько, сколько заработал. Правда, общественное производство не может функционировать успешно, когда существуют миллионы различных норм. Любая организация, и это ее внутренняя закономерность, стремится к унификации. В результате и появляются усредненные стандарты труда, по которым работают сотни тысяч людей. Но поскольку люди различаются по своим физическим и интеллектуальным способностям, общий норматив для одних покажется обременительным и непосильным, а для других — недостаточно высоким, ненапряженным.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100