Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

«Социальный инженеризм»

Так какая она — новая социальная геометрия, требующая неэвклидового мышления и переоценки всех ценностей?

Две характерные черты в Гастеве: здоровый практицизм и образное восприятие мира — сформировали такой тип творческого мышления, естественным результатом которого явилось создание на первый взгляд очень странной теории управления. Названа она была «социальным инженеризмом». Откуда у Гастева возникло подобное слово, остается загадкой. Утверждать, что оно заимствовано на Западе, с точностью не решусь.

Впервые Гастев задумался о самой идее — применить к тонкой структуре человеческих взаимоотношений точные инженерные методы — еще в нарымской ссылке, поэтому говорить о прямом или косвенном влиянии западной литературы сложно. В 10-20-е гг. в США только еще зарождалось движение «человеческой инженерии» и термин не был общепринятым, встречался в литературе редко. Мог ли его знать Гастев? Как научное явление, т. е. развитая дисциплина со своим предметом и методами, социальная инженерия, по авторитетному мнению А. Гоулднера, стала признанной в США лишь в 60-е гг.

Возможно, термин возник у Гастева, впрочем, как и у некоторых других советских нотовцев 20-х гг., самостоятельно. Мотивом, и вполне естественным, послужила глубокая неудовлетворенность существующим положением дел и стремление его улучшить, рационализировать. Хотя сам по себе термин довольно противоречив, в нем сочетаются не поддающееся расчету и конструированию социальное вещество и требующий неимоверно точных расчетов инженеризм.

Социально-инженерная заданность мышления Гастева, если применим подобный термин, просто удивительна. Она пронизывает собой все, за что бы ни брался директор ЦИТа, или о чем бы он ни думал. Обучение и подготовка кадров у него строится не иначе, как при помощи «социально-инженерной машины» — предшественницы современных обучающих машин, программирующих устройств, построенных на принципах кибернетики. Хорошо организованное предприятие, где нет ничего лишнего — это тоже социально-инженерная машина. Или, применяя другое гастевское понятие, «изыскательская лаборатория».

Понятие «лаборатория» в его концепции играло одну из ключевых ролей. Более значительным и чаще употребляемым было, пожалуй, только слово «установка». Но все они категории одного ряда, лишь конкретизирующего «социальную инженерию».

В своей творческой биографии Гастев в книге «Установка производства методом ЦИТ» (1927 г.) выделил тринадцать этапов и назвал их «моими лабораториями». Первой подлинной «лабораторией» был Василеостровский трамвайный парк в Петрограде (1908—10 гг.). Здесь автор постигал азы организации труда, а затем продолжил обучение на французских автомобильных заводах (1910—12 гг.), где ему довелось познакомиться с передовой технологией и новым типом учреждения на предприятии — «бюро изысканий». Но самым важным этапом в своей деятельности Гастев считает петроградский завод «Айваз» (1913— 14 гг.), на котором предпринималась попытка ввести тейлоризм и широко использовать экспериментальные системы организации производства. Наличие при заводе хорошо оборудованной исследовательской лаборатории позволило Гастеву проводить «систематические наблюдения над нормами выработки отдельных рабочих» и вскрыть «ужасающую разницу между выдержкой западноевропейского пролетариата и производственным анархизмом в поведении русского пролетариата» . С этого момента идея норм стала занимать Гастева как определенный социальный фактор, как важнейшее социальное явление.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100