Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

С чего начинаются утопии

Все утопии начинаются на самой высокой ноте: граф Аракчеев мечтал сделать все во имя лучшей жизни для крестьян. Новую породу людей задумал вывести. Однако заканчиваются утопии, если они реализуются, на гораздо более низком уровне жизни людей, чем начинаются. В аракчеевских поселениях совсем скоро упали урожаи, и возрос падеж скота, смертность превысила деторождение, общественными магазинами, — в которые велели собирать весь урожай (дабы затем делить по едокам), — пользовались в основном командиры. А их становилось все больше и больше... Богатые лесные массивы поблизости почти вырубили, в руководстве процветали приписки, казнокрадство и самовластие. «Дома-связи построены наспех, главное, рабочестроительным батальонам выполнить план по жилью, рапортовать об успехах...» Зажиточные крестьяне опустили руки, а в массе своей они стали забитыми, безынициативными. Особенно народные нравы портились от того, что доносительство стало всеобщим занятием: первая семья тайно следила за второй, а вторая — за первой. Выбитые из привычной колеи жизни и втиснутые в новые рамки, да еще с муштрой и голодом, поселяне тысячами покидали насиженные места. Захирели сельские промыслы и хозяйства, весь мастеровой люд разобрали по рабочим батальонам. За побеги и бунты, жалобы и недовольство следовали жестокие наказания, военные погромы, репрессии.

Мечты о светлом будущем кончились прозаически. Убедившись в том, что от эксперимента больше убытков, чем прибыли, и под давлением русской общественности Александр II в 1857 г., т. е. через сорок лет после начала реформы, отменил ее. Долго еще старинная русская земля возрождалась к жизни, оправляясь от «прогрессивных начинаний» Аракчеева. Впрочем, от сталинской коллективизации и индустриализации СССР будет возрождаться, видимо, гораздо дольше.

Редукция сложного труда к простому, если она выступает не теоретической аксиомой, а вполне зримым практическим мероприятием, вещь небезопасная. Тем более когда подобные мероприятия носят всеобщий и плановый характер. Сегодня мы совершенно правильно говорим о том, что плановая экономика в ее сталинском варианте исторически себя дискредитировала. Она нуждается не то чтобы в демонтаже, но в серьезной переделке. Но мало кто задумывается над тем, что плановая экономика невозможна без редукции сложного труда к простому, без уравнивания видов труда и оплаты труда.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100