Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

РСП при социализме

РСП при социализме особенно распространилась в промышленности и строительстве. Даже при бригадной организации администрация умудрялась «перекладывать свои обязанности на рабочих: вот, мол, вам общая стоимость работы, делите, как хотите. Отношение к труду при таком положении становится неуважительным». В статье «На повестке дня — дисциплина» В. Скоров поделился впечатлениями от посещения бетонорастворного узла одной из строек: «Работа замерзла. «В чем дело?» — спрашиваю. «Песок не поступает, забивается в бункер». Проверил — все в норме. Просто люди не хотят работать: включать конвейер, месить раствор. Они знают, что получат одну и ту же зарплату независимо от объема и качества выполненных работ — начальник припишет. Строители даже шутят на этот счет: «Чем меньше работаем, тем больше получаем».

Приписки — это, пожалуй, исконно социалистическая разновидность РСП. Благодаря ей не только скрывается истинное положение дел, но и начисляются лишние, незаработанные деньги. По данным проверки на 1986 год, в ряде республик и областей приписки существовали на каждом шестом из проверенных предприятий. Массовые приписки превратились в один из каналов получения нетрудовых доходов в виде незаконно выплаченных заработной платы, премий, других вознаграждений. С экономической точки зрения приписки означают необъяснимый здравой логикой парадокс: ущерб, нанесенный конкретными лицами, возмещается не ими самими, а государством, т. е. всем населением.

Тейлор говорил о том, что РСП тщательно скрывается от администрации. Последняя обычно не знает точных норм выработки и поэтому неспособна контролировать ситуацию. Наш же вариант РСП — приписки совершаются с ведома и рабочих, и администрации. Здесь ситуацию можно контролировать, но этого никто не хочет делать. Борьба с «приписочной» формой РСП невыгодна основным социальным группам, участвующим в общественном производстве. Рабочие таким образом получают бульшую зарплату, не слишком обременяясь трудом, а администрация, удерживая кадры, сокращает текучесть.

В масштабах всей страны незаработанный рубль — «работа с прохладцей», приписки и подобные явления — оборачиваются превышением роста заработной платы над ростом производительности труда. Эта тенденция существовала в течение последних семидесяти лет. В 1988 г. производительность увеличилась на 5, а зарплата на 7 %.

Парадоксальная логика «работы с прохладцей» как бы ставит все с ног на голову. В нормальной экономике неэффективное предприятие попросту разоряется, лентяя незамедлительно увольняют с работы, а виновные платят из своего кармана. У нас же все наоборот: нерентабельные заводы и колхозы живут не только не хуже передовиков, но чаще всего за их счет. На социалистическое предприятие гораздо легче принять человека, чем уволить его, особенно если он хорошо работает языком, а не руками. Наконец, почему-то за плохую работу платит не виновный, а пострадавший. Достаточно заводу или службе быта взвинтить цены на продукцию и услуги, как их благосостояние резко подскакивает вверх. Причем без приложения дополнительного труда или улучшения качества. А расплачивается за все население.

Историки обвиняют систему Тейлора в пренебрежении к простому человеку, который в еще большей степени становится униженным и эксплуатируемым. Конечно, при его системе надо работать и гораздо больше, и гораздо лучше. Каждый доллар его «подопытные» зарабатывали тяжелым трудом. Ибо облегченный рубль ведет человека к распутному образу жизни, пьянству. Эти факты он доказал на основании анкетного опроса.

Тейлор не скрывал, что в научном управлении нет места лентяям, как не должно быть места филантропии и всепрощению. Каждый обязан отвечать за себя в полной мере. Требуя большей производительности, он знал, что это оборачивается снижением себестоимости продукции. В выигрыше оказываются и производители, и потребители.

Вообще говоря, ни «работа с прохладцей», ни посредственный работник невыгодны человеческому обществу. Это противоречит целесообразной природе труда, природе человека. Бессмысленный труд унижает человека, превращает в простое орудие, в животное, если длится бесконечно. Однако и результативный труд во имя чуждых интересов становится для человека наказанием. Работник стремится избежать его. И одной из форм эскапизма выступает «работа с прохладцей».

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100