Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Ремесленные навыки

Ремесленники тщательно скрывали составы красок и сплавы металлов, трудовые приемы и даже особенности изготовления инструментов. Удачно найденная форма или состав являлись достоянием семьи или цеха. «Но раз соответственная форма инструмента найдена, — пишет Маркс, — он перестает изменяться, как это и показывает переход его в течение иногда тысячелетия из рук одного поколения в руки другого».

Тейлор изучал ремесленные навыки, опираясь на широкий круг источников. Правда, он считал инструменты и трудовые приемы, передаваемые по наследству, неизменными. Разделение труда и растущая специализация вынуждают изобретать более совершенные приемы. «Изобретательство каждого нового поколения людей приводило к выработке лучших и более быстрых методов для производства каждого элемента работы в любой профессии. Таким образом, методы, употребляемые ныне, в широком смысле слова, могут считаться результатом эволюции, представляющим победившие в борьбе за существование, наиболее приспособленные и наилучшие идеи...»

Итак, и для Гастева, и для Тейлора история производства — это естественный отбор. Но у Тейлора эволюционируют приемы труда, а у Гастева — нормы выработки и профессиональные знания. Различия, в общем-то, несущественные, так как приемы, знания и нормы суть части одного целого. Они тесно увязаны друг с другом: трудовые приемы и инструменты становятся все более производительными, с их помощью можно изготовить больше продукции, соответственно предприниматель требует от рабочих более высокой нормы выработки.

Однако в эту связку вторгается третий элемент — зарплата. Если она повышается пропорционально росту выработки и улучшению приемов (а это равносильно облегчению работы), то человек возражать не станет. Все элементы этой системы функционируют в такт друг с другом. Но вот появился сбой. Предприниматель не хочет или не может (дела на предприятии идут из рук вон плохо, и прибыли нет) повышать зарплату. Но рабочие уже отдали все, что могли и имели — лучшие приемы и высокую выработку, а равного затратам вознаграждения не последовало. Подобные отношения они считают несправедливыми и сопротивляются доступным им образом — прибегают к «работе с прохладцей».

Иначе говоря, современные промышленные работники прибегают к прадедовским, кустарно-ремесленным способам защиты своих интересов: за минимум зарплаты они дают минимум работы. Но с домануфактурных времен все изменилось, ремесленник превратился в частичного, или наемного, работника. Значит, его социальное и экономическое положение качественно изменилось. Ведь ремесленник — это предприниматель и рабочий в одном лице: он сам производит, сам себя нанимает, сам (или через купца-посредника) выходит на рынок с готовым товаром. А в крупном производстве обе роли разделились: предприниматель — одно, а рабочий — другое.

Имеет ли право наемный работник использовать методы социальной защиты, которые были присущи ремесленнику-собственнику? Или скажем по-другому: выступает ли первый истинным преемником второго? С чисто внешней, поведенческой стороны такая преемственность сохранилась. Времена ремесленников и их тайных уговоров давно минули, пишет Гастев, но чопорность, заносчивость, психология «тайны» сохранились по сию пору. «Черты этой психологии мы еще найдем у некоторых современных инструментальщиков и ремонтщиков, «ухарей»-кузнецов, калильщиков, рихтовальщиков; они еще в наши дни иногда носят в кармане «секретные порошки», какие-то приспособления для работы и серьезно утверждают, что обладают неким тайным искусством».

Аристократическое чванство и ремесленнические замашки в поведении, может быть, и сохранились, но реальность к началу XX в. круто изменилась. Крупная промышленность уничтожает ремесленный труд, превращает его в частичный. И эти частичные операции соединяются в новые, планомерно организованные комбинации. Здесь нет места кустарным приемам и нормам выработки, определяемым на глазок. Если каждый будет трудиться врозь, кому как вздумается, не подчиняясь единой и очень жесткой технологической логике, то производимый продукт неминуемо разрушится. Поэтому старая тактика профсоюзов, защищающих ремесленные тайны, в новых условиях не годится. Она должна радикально измениться, объективно встать на защиту законов крупного производства.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100