Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Разработки в области НОТ

Во многом советские и американские разработки в области НОТ 20-х гг. двигались параллельным курсом. Так, например, Г. Гантт, проводя эксперименты на промышленных предприятиях, разрешал рабочим вносить улучшения в инструкционные карточки или другие элементы своей системы. Более того, он придумал специальные поощрения не только для рабочих, сделавших предложения или улучшивших методику, но и для мастеров, стимулировавших их к этому. Нынешнему читателю, наверное, сразу не придет на ум опыт японцев. Они пошли дальше Гантта и Гастева и вознаграждали не только успешные рацпредложения — это тривиально и неинтересно, — но любые, в том числе и неудачные.

Но для тех времен метод Гантта и Гастева, поощрявших рабочих и мастеров к инновациям, к изменению старых форм организации труда, являлся, несомненно шагом вперед. К сожалению, американский визави Гастева не удосужился предусмотреть какие-то формы обучения для рабочих. Сказав «А», он почему-то не сказал «Б». Хотя второй шаг не менее естествен, чем первый. Если ты хочешь, чтобы рабочие, которым дела нет до «научных проектов» (их задача — изготовлять продукцию качественно и в срок), что-то там усовершенствовали, улучшали, переделывали, научи их этому.

В противном случае призывы: «Давайте, рационализируйте свои рабочие места!» — останутся в лучшем случае пустым звуком, в худшем — уловкой администрации. И это действительно так. Известно, что человеку свойственно сопротивляться всему новому. А как преодолеть психологический барьер и все-таки внедрить новинку? Заинтересовать в нововведении самих рабочих.

Что касается программ внедрения Гастева и Тейлора, для них характерен этакий универсализм. Гастев считал, что в Советской России внедрять НОТ можно и нужно повсюду, «в любом медвежьем углу». Еще раньше то же самое говорил Тейлор. У него НОТ не ограничивался промышленным предприятием. Он буквально настаивал на том, что его «научный менеджмент» приносит успех в любом деле, будь то домашнее хозяйство, небольшая мастерская, промышленный гигант или чопорное государственное учреждение.

Но вот в чем парадокс. На самом деле оба они внедряли свои идеи главным образом на технически развитых, передовых предприятиях. Захудалые мастерские никто из них не поднимал до уровня передовых. У Гастева любимым коньком была электротехническая промышленность — лидер научно-технического прогресса, а Тейлор ставил опыты на предприятиях военно-промышленного комплекса — и денег побольше, и оборудование получше. Аутсайдерами никто не занимался, к ним взывали, обращались, уговаривали, но карабкаться наверх предоставляли самим.

На крупных предприятиях страны, таких как «Искромет» и «Электросила», ЦИТ создал опытные станции и оргастанции, где внедрялись индустриальные методы обучения рабочих и организации их труда. Известно, что работой первой опытной станцией ЦИТ, функционировавшей при Центросоюзе, интересовался лично В. И. Ленин . В 1927 г. ЦИТ по инициативе А. К. Гастева создает акционерное общество — трест «Установка», который служил посредником межу институтом и предприятиями при подготовке рабочей силы и внедрении методов НОТ. «Опыт работы этого треста и сегодня представляет колоссальный интерес. Им подготовлено по цитовским методикам сотни тысяч рабочих, десятки тысяч инструкторов производства».

Ситуация повторилась в 60-е годы. Если посмотреть на географическую карту заводской социологии, то окажется, что наиболее удачливые социологические службы существовали на крупных, передовых, богатых предприятиях. Они острее ощущали потери от недоиспользования человеческого фактора. В сравнении с заводиками и мастерскими цена этого фактора возрастала не в два-три, а в 20 раз и более.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100