Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Прогресс

Во времена Генри Форда конвейер считался величайшим прогрессом, и мы знаем, к каким социальным благам привела Америку стандартизация. Но это стратегия навязывания человеку требований работы. Прошли десятилетия, и доля поточного производства в индустриально развитых странах сократилась до 5—10 %. На знаменитом шведском заводе Вольво, инициаторе новых форм организации труда, конвейер изменили таким образом, что каждая бригада самостоятельно останавливает сборочную ленту так, как считает нужным.

Гибкий режим труда позволяет людям приходить и уходить с работы в удобное для них время. Практика ротации, элемент «обогащения труда», дает возможность обмениваться заданиями и снижать отрицательное влияние монотонного труда.

Современная технология и управление идут за человеком, а не приспосабливают его к себе. Это оказалось куда более выгодной стратегией, чем тейлоризм. Откройте знаменитую книгу по менеджменту Т. Питерса и Р. Уотермена «В поисках эффективного управления», и вы найдете массу подтверждений. Человеческий фактор стал неимоверно дорогим, и к этому надо приспосабливаться.

Он требует новой, неклассической геометрии труда. У нее иные принципы и законы, ориентированные на человека и малую группу. Предложил ее Э. Мэйо спустя много лет после того, как Тейлор разработал основы классической геометрии труда. И не парадокс ли, что будущий оппонент Тейлора начинал свои эксперименты в середине 20-х гг. как его последователь, человек, стремившийся доказать правоту и непогрешимость классических принципов? И не парадокс ли то, что исходным пунктом для революционной ломки в науке управления, выдвижения противоположных теорий послужил один и тот же факт — «работа с прохладцей»? Тейлор рассматривал ее как то, что вносит беспорядок в его идеально сконструированное здание. А Мэйо счел, что этот беспорядок и есть новая гармония управленческих отношений.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100