Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Призыв ко всеобщей геометризации мира

Что же получается? Тейлор предложил проект геометрии трудовой деятельности, подразумевая, что эмоции, мотивация, а тем более социальный мир какой-либо математизации не поддаются. Они вне этой геометрии. А Гастев сделал шаг вперед, распространив геометрические принципы на физический и умственный труд, на мир живого и неживого. Но предварительно их — труд физический и интеллектуальный — отождествив.

Как призыв ко всеобщей геометризации мира читаются следующие, ставшие уже известными, слова Гастева: «В социальной области должна наступить эпоха тех же точных измерений, формул, чертежей, контрольных калибров, социальных нормалей. Как бы нас ни смущали сентиментальные философы о неуловимости эмоций и человеческой души, мы должны поставить проблемы полной математизации психофизиологии и экономики, чтобы можно было оперировать определенными коэффициентами возбуждения, настроения, усталости, с одной стороны, прямыми и кривыми экономических стимулов — с другой».

Неужели Тейлор и Гастев действительно верили в возможность математизации и социального, и физического мира, считали необходимым запрограммировать наше поведение, как инженер программирует действия машины? Многие считали: да, именно к этому они и стремились. В числе таковых был и русский писатель Евгений Замятин.

«Да, этот Тейлор был, несомненно, гениальнейшим из древних. Правда, он не додумался до того, чтобы распространить свой метод на всю жизнь, на каждый шаг, на круглые сутки — он не сумел проинтегрировать своей системы от часу до 24. Но все же, как они могли писать целые библиотеки о каком-нибудь там Канте — и едва замечать Тейлора — этого пророка, сумевшего заглянуть на десять веков вперед», — писал с горьким сарказмом в романе «Мы» Евгений Замятин.

Отнюдь не похвалой в адрес Тейлора звучат эти и некоторые другие замятинские пассажи, где упоминается имя родоначальника НОТ. Для автора технико-футурологического романа, жестко высмеявшего мир Единого Государства, рационализированный и упорядоченный в каждом своем проявлении, мир единообразия и несвободы, видимо, не было более подходящей кандидатуры на должность устроителя, инженера и зодчего этого мира, чем Ф. У. Тейлор. Созданный в 1921 г., роман «Мы» вобрал в себя все тревоги и надежды того времени, равно как и его иллюзии и шаблонные представления. О Тейлоре как сухом прагматике, придумавшем бесчеловечную систему эксплуатации труда, подчинившем человека машине, думали в двадцатые—тридцатые многие и у нас в стране, и за рубежом.

На первый взгляд рациональное общество — это уютный и в чем-то совершенный мир. Нет дымящих заводов, парализующих окружающую среду и самих людей, не существует безработицы и продовольственной проблемы, жилищного голода и экономических кризисов. В мире, построенном «по Тейлору», есть Музыкальный Завод, трубы которого исполняют Марш Единого Государства, по улицам шествуют колонны рабочих («нумеров») в голубоватых юнифах, а станки на огромном эллинге воплощают «красоту гигантского машинного балета». В этом мире не только движения, но мысли и чувства людей просчитаны и измерены до точности математических формул. «И сливаясь в единое, миллионнорукое тело, в одну и ту же, назначенную Скрижалью, секунду, мы подносим ложки ко рту и в одну и ту же секунду выходим на прогулку и идем в аудиториум, в зал Тейлоровских экзерсисов, отходим ко сну...» — с гордостью описывает свое безмятежное существование главный герой Д-503.

Научная этика ожидающего нас через тысячу лет будущего построена не на любви и ненависти, а на вычитании, сложении, делении и умножении. У «нумеров» нет личного времени и нет личного, приватного пространства, где можно было бы уединиться, предаться сокровенному или интимному. Как, впрочем, нет и самой личности. Но есть стеклянные аквариумы, розовые входные билеты, удостоверение на право зашторить окно, «нефтяная пища» (нечто вроде аналога синтетических продуктов), «газовые камеры» и колонны марширующих на манифестации в честь Благодетеля.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100