Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Политическая атмосфера в стране

Политическая атмосфера в стране начала накаляться еще в середине 20-х гг. Так, в 1924 г. в «Правде» с тезисами «НОТ в СССР» выступила и подвергла острой критике «Литературное течение НОТ» группа видных ученых, в частности, П. Керженцев, В. Радусь-Зенкович, И. Бурдянский, Г. Торбек, М. Рудаков, называвшая себя «группой 17-ти», или «группой коммунистов, активно изучающих НОТ». Они сознательно противопоставляли себя «цитовцам» во главе с Гастевым и постоянно боролись с ними.

Собственные достижения «группы 17-ти» более чем скромные. Они не предложили ни одной эффективной системы организации труда. Главное в их деятельности — обобщение и пропаганда того, что сделано другими. Это называлось «обменом передовым опытом». Слабость конструктивной программы с лихвой компенсировалась оголтелой критикой, нередко с применением весьма сомнительных методов.

Объявив себя истинными поборниками марксизма, они всем другим специалистам НОТ приписывали «мелкобуржуазный уклонизм» и отступление от принципов социализма. В 1930 г. на дискуссии в Коммунистической академии И. Бурдянский открыто обвинил известного деятеля НОТа О. Ерманского в искажении принципов учения Маркса. Главное утверждение Бурдянского: Ерманский игнорирует общественно-экономические факторы труда, подменяя их физиологическими и «механическими» понятиями.

По мнению российского исследователя истории НОТ Р. Борисова, тот же И. Бурдянский (директор Казанского института НОТ) еще в начале 20-х гг. написал официальное письмо в руководящие органы, в котором он призывал положить конец идейному развращению НОТ с помощью идейно чуждой концепции «социальной инженерии». В этом политическом доносе П. Сорокин квалифицировался не иначе как «представитель крепостнической идеологии». Досталось и Гастеву, проводнику идей «социального инженеризма».

Ему пришлось давать объяснения в Президиуме ВЦСПС. В 1924 г. состоялась II Всесоюзная конференция по НОТ. Перед ее началом произошла бурная дискуссия. «Точка зрения ЦИТа... подверглась резким нападкам. Кампания, направленная против ЦИТа, возглавлялась московской группой «коммунистов-нотовцев», во главе с Керженцевым, открывших яростную атаку по ЦИТу за его «мелкобуржуазный уклон»... в защиту ЦИТа выступили профсоюзы... 2-я Конференция по НОТ разрешила бурные споры тем, что встала по основным вопросам на точку зрения ЦИТа».

Тогда, в 1925 г., попытка дискредитировать платформу ЦИТа «группе 17-ти» не удалась. Но кто знает, забыл ли П. Керженцев этот инцидент позже, в середине 30-х гг., когда он занимал ответственные государственные посты и обладал огромной политической властью.

В 1923 г. возникло массовое добровольное общество по борьбе за правильное использование времени на производстве и в быту, получившее название «Лига Время». На первом учредительном собрании председателем избран П. Керженцев, а в президиум вошли А. Гастев, В. Мейерхольд и А. В. Косарев (через 15 лет они — директор ЦИТа, гениальный режиссер и любимый народом секретарь ЦК ВЛКСМ — погибнут в сталинских застенках). Через год она переименовывается в лигу «НОТ». А в 1925 г. обнаруживается, что она попросту дублирует деятельность профсоюзов, и ее ликвидируют.

Одновременно Керженцев продолжает свою деятельность в Пролеткульте, идейным вдохновителем, теоретиком (вместе с А. Богдановым — другим видным новатором науки управления в СССР, создателем небезызвестной «Тектологии») и руководителем которого он и является. Во многом благодаря его усилиям Пролеткульт становится влиятельной политической силой. Уже к 1920 г. организации Пролеткульта насчитывали до 400 тыс. членов, издавали около 20 журналов.

Керженцев каким-то странным образом сочетал в себе задатки литератора и инженера с искусством дипломата и партийного чиновника, умеющего тонко чувствовать политический ветер. В 1934 г. он пишет хвалебную оду «вождю народа». Именно таковой является его книга «Шесть условий товарища Сталина». За экономическим анализом хозяйственной системы здесь скрывается неприкрытая апология Административной Системы, а принцип усиления единоначалия и централизма подается как последнее слово науки управления.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100