Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Отход от практической деятельности

Правда, ни на одном предприятии не были реализованы общие принципы «научного менеджмента», выражающие содержание новых взаимоотношений людей. Как правило, практиковались те или иные элементы «механизма» системы. В тех случаях, где не осуществлялся «авторский надзор», мероприятия, позаимствованные у Тейлора, сильно видоизменялись, внедрялись половинчато, непоследовательно. Но и на тех заводах, где нововведение осуществлял сам Тейлор, не все обстояло благополучно. Ни в Бетлхеме, ни в Мидвеле не предпринималось никаких попыток оценить достоинства и недостатки тейлоризма, измерить его экономическую результативность. Общего впечатления, что тейлоровские методы позитивны, оказалось недостаточно для устранения субъективного произвола. После ухода Тейлора с этих фабрик менеджеры вернулись к старой системы управления.

Отдалившись от непосредственной практической деятельности, Тейлор, начиная с 1901 г., стал редко бывать на предприятиях, внедрявших его систему. Судьба системы теперь зависела от его учеников, которые вносили в нее те изменения, которые отражали их собственный вкус и представления. Из 180 предприятий, внедривших тейлоризм, деятели «научного менеджмента» Гантт, Хатвей, Кук и Томпсон имели информацию только со 120. Из них успешными оказались лишь 69 случаев.

Обобщение опыта деятельности 25 наиболее известных фирм, внедривших «научный менеджмент», показало, что вначале, как правило, менеджеры занимались улучшением инструментов и оборудования. Постепенно внимание перемещалось на организацию фабрики и только после этого занимались решением трудовых вопросов (хронометраж, инструкционные карточки, система оплаты). В большинстве случаев система Тейлора влияла на производственные процессы и организацию цеха, реже — на поведение рабочих.

Хотя наибольший вклад Тейлор внес в развитие военно-промышленного комплекса США, главной сферой его деятельности оставались не гиганты, а небольшие фирмы, олицетворявшие собой классический капитализм эпохи свободной конкуренции. Опыт его работы в крупных фирмах убедил Тейлора в опасности нарастания монополистических тенденций в промышленности, бюрократизации большого бизнеса. Тейлор оставался старомодным человеком, приверженным традиционным идеалам «чистого» предпринимательства.

Если бы Тейлор умер в 1910 г., полагает Д.Нельсон, он скорее всего остался в истории просто выдающимся инженером, одним из лидеров «научного менеджмента», наподобие Хелси или Тауна. Но он переключился в сферу политики, выступал против засилия монополий и обличал социальные недуги американского общества. Тем самым он снискал расположение многих прогрессивно мыслящих ученых, политиков, инженеров и бизнесменов. Его дом стал местом паломничества для широких кругов американцев. В историю США он вошел не как инженер-рационализатор, а как инженер-философ типа Генри Форда или Герберта Гувера. Его книги были встречены с одобрением и широко обсуждались общественностью. В них искали ответ на самые животрепещущие проблемы современности. Американцам вполне импонировала «научная философия» Тейлора, предполагавшая достижение прогрессивных целей и излечение болезней общества без фундаментальной перестройки прежних институтов и ценностей. Институтов, которые были выстраданы американцами в ходе нелегкой борьбы за свободу и независимость. Правда, далеко не все традиционные ценности и институты предлагал сохранить Тейлор как истинные завоевания американского народа. Ценности свободного капитализма, экономический механизм общества он считал вполне эффективными. Однако система организации и управления производством требовала, по его мнению, нардинальной перестройки.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100