Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Определяющие факторы жизненного роста

Время не только неумолимо движется вперед. Часто оно оказывается несправедливо жестоким. И не только по отношению к Гастеву, который был репрессирован и закончил свой путь в лагере. Сегодня мы можем, открыто сказать о том, что практикой политических доносов и преследований советской науке в 30-е гг. был нанесен непоправимый урон. Уже были получены серьезные научные результаты по многим направлениям, создавались квалифицированные кадры специалистов, складывались целые школы и отрасли знания, по ряду показателей отечественная мысль вышла на мировой уровень... Но затем последовал, казалось бы, необъяснимый срыв, и на новом витке приходилось начинать практически заново, с существенным опозданием. Репрессиям, идеологическому давлению и травле подверглись несколько поколений советских ученых, социология возродилась с конца 50-х гг. Впрочем, за кратковременным всплеском последовал долгий период спячки, который мы обозначили периодом застоя. Активная научная жизнь замирает еще на двадцать лет. Неудивительно, что в области социологии организации труда мы отстаем от развитых капиталистических стран, может быть, даже больше, чем тогда, в 20-е гг.

Несомненно, определяющим фактором жизненного роста науки выступает ее внутренняя логика, прирост нового знания, развитие экспериментальной базы и теоретической мысли. Но не меньшую роль играют социокультурные и экономические факторы. Советская и американская социология организации зарождались в схожей управленческой ситуации, когда отсталость производственных отношений была очевидной. Они не соответствовали производительным силам, но и производительные силы также не отвечали общественным потребностям. Иными словами, бесхозяйственность, мания «тоннажа» и вала, погоня за количественными показателями, снижение качества продукции отмечали американские менеджеры в конце XIX—начале XX в. и советские ученые в 20-е гг. нашего столетия. Кризисная управленческая ситуация объяснялась прежде всего переломным характером самой эпохи — переходом от капитализма к империализму в одном случае и от капитализма к социализму в другом. И в том, и в другом случае требовались радикальные и крупномасштабные меры по перестройке всего общественного производства, переделыванию системы культуры труда, изменению психологии мышления. Именно в такие критические моменты и появились две выдающиеся по своим организаторским и научным способностям фигуры. Этого требовала объективная логика событий.

Сходство объективной ситуации, в какой зарождалась наука управления в двух странах, во многом предопределило сходство научных подходов к предмету и объекту исследования. Гастева не случайно называли «русским Тейлором». Склонность к одним и тем же ходам мысли у Тейлора и Гастева очевидна. Оба они — яркие представители Классической Геометрии Труда. Последнюю в историографии принято еще называть «классической» школой менеджмента.

К «классической» школе менеджмента в зарубежной и отечественной литературе принято относить четыре следующие течения мысли:

1) американских инженеров, составивших основу движения «научный менеджмент», — Ф. Тейлора, Г. Гантта, А. Хелси, Ф. Джилбретта, X. Хэтвейя, С. Томпсона, Г. Эмерсона и др.;

2) немецкого социолога М. Вебера, создавшего теорию бюрократии и заложившего методологические основы социологии организаций;

3) французского инженера и предпринимателя А. Файоля, сформулировавшего административную теорию управления;

4) интернациональный «коллектив», состоящий из американцев Дж. Муни и А. Рейли и англичан Л. Гьюлика и Л. Урвика, обобщивших идеи своих предшественников в рамках так называемого «синтетического» подхода.

Все они объединяются в единую школу скорее хронологически и тематически, нежели организационно. Речь не идет о каком-то научном сообществе или группе единомышленников, своего рода «незримом колледже». Ни Тейлор, на Вебер непосредственно не опирались на идеи друг друга, хотя Вебер в своей работе «Экономика и общество» ссылается на систему Тейлора. Известно также, что Файоль признавал заслуги Вебера в развитии организационной теории. Но каждый из них шел самостоятельным путем.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100