Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Неожиданный выход из кризиса

Как объяснить неожиданный выход из кризиса, скачок к вершинам цивилизованности? Современные историки находят объяснение в самой реальности, пытаются понять «сталинское индустриальное чудо» в предшествующей ленинской политике повсеместного перехода к нэпу. Определенная логика, опирающаяся на статистический анализ, в их рассуждениях есть.

Академик Г. Л. Смирнов, директор Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, приводит такие данные. Уже к 1923 г., по его мнению, прекратился процесс деклассирования пролетариата. Произошел численный рост его рядов, изменился к лучшему качественный состав. В 1921-23 гг. в народное хозяйство влилось 500 тыс. красноармейцев, половина которых в прошлом квалифицированные рабочие. Еще 240 тыс. рабочих вернулись из деревень. Из их числа 80 % тоже старые кадровые рабочие. В итоге 70 % всего рабочего пополнения составили те, кто начал трудиться в крупной промышленности еще до войны 1914 г.

Можно ли считать подобные «вливания» достаточными для того, чтобы через 7—10 лет обеспечить индустриальное обновление производства? Попробуем разобраться. «Вливания» рабочей силы не могли привести к значительному росту промышленности потому, что прибавка фактически «съедалась» крайне низкой производительностью труда и расточительностью материалов. А. Беляков пишет в 1926 г., что наш крестьянин способен обработать один гектар земли и получить урожай в 820 кг, а американский фермер (благодаря механизации) — 22 гектара и собрать 54 тыс. кг. Иными словами, производительность первого в 55 раз ниже. В США рабочий металлург выплавляет 208 т чугуна, а в СССР — 17 т. Таким образом, в промышленности межстрановая разница производительности труда достигает 12,5 раз. Низкая производительность сопровождается вопиющей расточительностью. В 1919 г., когда наблюдалась наибольшая нехватка топлива, его расход превышал довоенные нормы в 2—3 раза.

Газеты тех лет пестрят сообщениями о падении дисциплины во всех уголках страны, о прогулах, составляющих 30-40 % рабочего времени. У рабочих появилось специальное выражение «гулять по болезни». Суть дела вот в чем: рабочие объявляют себя больными, а в действительности занимаются домашними делами, подсобным хозяйством, дополнительными заработками. А когда случались проверки, «больных» дома не оказывалось. На заводе им. Рыкова за полгода прогулы возросли с 10 до 15,5 %, а на заводе им. Сталина — в 4 раза.

Отсталая и плохо ремонтируемая техника, недостаточно высокая квалификация работников ведут к росту числа прогулов и падению трудовой дисциплины. «Иногда получается так: час работают, полчаса стоят, два работают, час стоят». Самое страшное, что в «работе с прохладцей» заинтересованы были сами рабочие. Они не стремятся сокращать число простоев, ибо, «прохлаждаясь», они все равно получают свою зарплату. В результате производительность общественного труда возросла в середине 20-х гг. на 16 %, а заработная плата — на 45 % .

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100