Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Нарым и Соловки

Юность Гастева протекала совсем иначе, нежели у Тейлора. Состоятельный филадельфиец вел размеренный, по-спортивному организованный образ жизни: учеба — спорт — отдых. Интеллектуальное общение, обеспеченное существование, запрограммированное будущее.

У Алексея же все складывалось иначе. Никакой обеспеченной жизни и твердого заработка. Вечные скитания политического ссыльного. Прерванное институтское обучение пришлось продолжать в тюремных «университетах», на этапах. Спортивные занятия, дисциплинировавшие дух и тело Фредерика, у Алексея заменяли революционные «бега», тюрьмы, ссылки, не менее спорта дисциплинировавшие дух и тело.

Через увлечения молодости они прошли оба. Склонность к социальным утопиям присуща и Тейлору, и Гастеву. Оба они из благородных побуждений желали радикально преобразовать общество и средство для этого нашли подходящее — социальную инженерию. Впрочем, о ней пойдет речь позже. Здесь же отмечу, что социально-инженерное преобразование общества, несомненно, черта романтического идеализма. Тейлор идеализировал рабочих и предпринимателей, стремясь устроить между ними «классовую» гармонию и всеобщий мир. А Гастев разводил их по разные стороны баррикады, доводя их отношения до антагонизма. Непримиримость — тоже черта идеалистического мировоззрения. Она-то и привела Алексея в революционную борьбу. Через революцию Гастев хотел достичь того же, к чему Тейлор стремился мирным путем, — социальной гармонии в обществе.

Каждый еще с юности выбрал свой жизненный путь вполне осознанно, никакой случайности здесь не было. Для Тейлора этот путь пролегал через университетскую скамью, а для Гастева — через тюремные нары. Все логично и вполне естественно, каждый получил то, что выбрал. Тейлор начал и закончил свой путь в университетской аудитории (как студент, позже — преподаватель), а Гастев то же самое проделал через тюремную камеру.

Нарымский край, куда попал Гастев, слыл одним из известнейших в Российской империи мест политического заключения. Свою нелестную славу он обрел уже в XVIII в. Здесь отбывали срок декабристы и участники польского восстания 1830—31 и 1863-63 гг., народники и социал-демократы, в частности Я. М. Свердлов и В. В. Куйбышев.

Нарымский край — лесисто-болотистая местность с суровым климатом, расположенная в северной части Томского уезда. Томская тюрьма исправно служила местом политической ссылки и в годы Советской власти. Особенно много перебывало здесь народу в 30-е гг. В томской тюрьме погиб выдающийся русский поэт Николай Клюев. В своем письме к С. А. Клычкову от 12 июня 1934 г. он так описывает «прелести» Нарыма: «Поселок Колпашев — это бугор глины, усеянный почерневшими от бед и непогодиц избами, дотуга набитыми ссыльными. Есть нечего, продуктов нет или они до смешного дороги... немолчный ветер — это зовется здесь летом, затем свирепая 50-градусная зима...»

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100