Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Методы ЦИТа и приемы стахановцев

Методы ЦИТа никак не состыковывались с приемами стахановцев (вопреки заверениям самого Гастева, который либо искренне верил в возможность такого «синтеза», либо не мог иначе говорить в силу цензурных соображений). И действительно, вскоре последовал начальственный упрек: «...все то, что ЦИТ проделал в тот период в области обслуживания стахановского движения, по своему объему далеко не соответствовало тем задачам, которые были поставлены перед ЦИТом тов. Орджоникидзе».

То ли «тов. Орджоникидзе» не видел всей абсурдности своих приказов, то ли делал это намеренно, руководствуясь теми же командными замашками. Стахановское движение, поначалу державшееся на нескольких сотнях энтузиастов, в течение года-двух превратилось в убежище для различного рода карьеристов. Бескорыстие и искренность постепенно исчезали. Рекорды становились поводом требовать привилегий и наград (квартира, оклад, условия труда, путевки в санатории), часто обходя общую очередь. Формировалась рабочая аристократия.

ЦИТ явно не поспевал за таким размахом «массового энтузиазма». Враг всякой показухи и скороспелых лозунгов, ЦИТ терял кредиты доверия Административной Системы. В 1938 г. арестовывают Гастева, ЦИТ из профсоюзного ведения попадает в объятия Наркомата тяжелой промышленности. «В связи с этим Работа ЦИТ по всему отраслям, за исключением машиностроения и строительства, была свернута». На первый план выходят нужды оборонной промышленности, в период 1937—40 гг. ЦИТ целиком посвящает себя укреплению авиационной промышленности. Он уже не лидер отечественного НОТ, творец нового, самого передового. Он превращается в заштатный отраслевой институт, занимающийся обобщением чужого опыта, сбором информации, технормированием, механизацией ручного труда, снабжением и оказанием технической помощи авиационным заводам. Знаменитый трест «Установка» — «в целях еще большего единства в методической и оперативно-тактической деятельности» — ликвидируется.

Во второй половине 30-х гг. — как прямое следствие усиления культа личности и созданной им Административной Системы — насильственно сворачивается весь комплекс наук, связанных с изучением труда. В 1934 г. был незаконно репрессирован И. Н. Шпильрейн, в 1936 г. «закрываются все лаборатории по промышленной психотехнике и психофизиологии труда, прекращается изучение вопроса о развивающейся роли труда, сочетаемого с овладением теоретическими знаниями; в значительной степени свертывается работа Центрального института труда (ЦИТ) и местных институтов труда и т. д.»3. Прикладные науки о труде обвиняют в идеализме и методологической нейтральности, им навешивается ярлык «буржуазной» и «внепартийной» науки. По существу, были преданы забвению указания В. И. Ленина об отношении к богатейшим научным завоеваниям, к которым принадлежала и НОТ. В результате отечественная социология и психология труда серьезно отстали от требований научно-технического прогресса и мировой науки.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100