Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Мастер в американском производстве

И все же центральной фигурой в американском производстве оставался мастер. Его власть была практически неограниченной: он отвечал за управление производством, качество контроля, себестоимость продукции, а также почти за все фазы руководства персоналом, кроме заключения коллективных договоров с профсоюзами. Мастер нанимал и увольнял рабочих, продвигал их по службе или же понижал, контролировал систему обучения рабочих, распределение заданий, отвечал за соблюдение дисциплины, устанавливал часы работы и время присутствия. Даже этикет поведения человека на рабочем месте определялся им. При повременной оплате труда мастер имел право менять заработок в зависимости от индивидуальных способностей или по своему усмотрению. При сдельной оплате мастер являлся тем лицом, которое устанавливало норму выработки. Понятно, что в системе производства роль и положение мастера, который фактически единолично занимался социальным управлением и руководством персонала, уступала лишь возможностям высших менеджеров.

«Мы делали все, но очень медленно, и назначали среднее время выполнения работы, — цитирует Д. Нельсон высказывание одного из современников Тейлора. — Затем мы удерживали 10 % за бездельничанье, ориентируясь на то, как работали на таких же фабриках в других городах. Если наша норма выработки была не выше и не ниже, то мы брали ее за образец».

Ни сама практика управления, опирающаяся больше на метод проб и ошибок, ни его принципы никак не могли устроить Тейлора, привыкшего все точно взвешивать и измерять. Не устраивали они и самих американцев, которые расплачивались за неумение научно управлять из собственного кармана. Если экспорт США, по словам соратника Тейлора Г. Эмерсона, состоял из предметов, истощающих недра страны, создаваемых неквалифицированным трудом, самыми грубыми и примитивными машинами, то, напротив, американский импорт включал предметы, созданные «умственными навыками, ремесленной ловкостью». Иными словами, США, считающаяся великой державой, в конце XIX в. ввозила высококвалифицированный труд, то, что создавалось в других странах точной работой машин и инструментов. Управлять паровозом американцы уже умели, но управлять крупным индустриальным производством им еще предстояло научиться.

Соединенные Штаты на пороге XX в., если верить тому же Эмерсону, напоминали дом, выстроенный на песке: «Природные наши богатства колоссальны, работники наши толковы, гибки и, добиваясь своего, не боятся труда. Оборудование наше — от фермерских дворов до огромных городских контор, от пишущих машинок до паровозов Миллета... — великолепно. И тем не менее, все эти огромные преимущества в корне обесцениваются столь же огромной непроизводительностью». Современная техника используется вполовину, природные ресурсы растрачиваются нерационально — экономический организм общества переживает кризис.

Причину господствующего в производстве тоннажного фетишизма, перегрузки заводов лишним оборудованием, систематического раздувания штатов и расточения материалов Эмерсон, как, впрочем, и Тейлор, видел в господстве военно-анархического типа организации, характерного для старой фабричной системы, при которой руководитель дает своим подчиненным совершенно произвольные задания и затем требует, чтобы они сами справлялись с ними, как знают.

Таким образом, ускоренное развитие американского капитализма, вышедшего к началу XX в. на передовые рубежи технического прогресса, сдерживалось устаревшим управлением. Важным было и то обстоятельство, что в США, где несоответствие между очередной технологией и отсталой организацией труда было в этот момент наиболее глубоким по сравнению с другими развитыми индустриальными странами, нашлись научные круги, которые не просто осознавали противоречия и критиковали общество, но и выдвинули конструктивную программу обновления производства. Речь идет об инженерах-рационализаторах, составивших основу и социальную базу движения «научный менеджмент». Дальнейшее развитие американского капитализма по восходящей линии уже не могло происходить без внедрения в практику научных достижений.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100