Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Лидер советского НОТа

21 октября 1920 г. в Президиум ВЦСПС от Гастева поступило заявление. В нем говорилось о тех неблагоприятных условиях, в которых ЦИТу приходилось начинать свою деятельность. А вот другое письмо. Президиум ВЦСПС поздравляет директора Центрального института труда тов. Гастева с пятилетним юбилеем: «Вы вправе в этот знаменательный для Вас день с гордостью оглянуться на пройденный ЦИТом путь и подвести итоги Вашей деятельности. Вам пришлось с самого начала начать свою работу буквально на пустом месте. Полное отсутствие в прошлом учреждений, подобных ЦИТу, а стало быть, и отсутствие традиции работы, весьма узкая материальная база и, самое главное, атмосфера скептицизма к Вашим методам и исканиям характеризовали начало Вашей деятельности...»

Документы отражают два ключевых этапа в становлении ЦИТа — момент образования в 1920 и юбилея в 1925 гг. Между ними — сложнейший путь борьбы за признание и кропотливая, методичнейшая работа над «всякими пустяками», принесшая институту мировую славу, заслуженное признание лидера советского НОТа. Первый документ, показывающий нищенское положение института, хранится в архиве, второй, демонстрирующий его блеск и славу, напечатан в юбилейном номере журнала «Организация труда» — двухмесячного органа Центрального института труда при ВЦСПС.

Это, кажется, единственное прижизненное юбилейное издание, посвященное ЦИТу. В другом, обозначенном также юбилейным, но вышедшем уже в 1940 г., имени Гастева ни разу не упомянуто. Как будто никогда и не было первого и единственного директора легендарного ЦИТа. Пятнадцать лет, разделяющие два юбилея, насыщены самыми разными, порой весьма драматичными событиями. Попробуем проследить некоторые из них, опираясь на документальные источники.

Один из них — статьи сотрудника ЦИТа Л. Брагинского в юбилейном, 1925 г. номере журнала. В заметке-воспоминании «Наш путь (график событий)» Брагинский так описывает начальный этап становления ЦИТа (1920-1921 гг.): «Утверждение проекта об Институте. Первая "квартира" Института — комната в гостинице "Элит", в два окна. Два сотрудника. Участие в первой конференции по НОТ... Первые работы на заводе "Электросила № 5"... Поиски и подбор работников. Переход из маленькой комнатки в огромный, недостроенный, пустой дворец на Петровке. Застройка его. Заполнение его.

Слияние с "Институтом Экспериментального Изучения Живого Труда", при НКТ, с "Музеем Труда" НКТ. В результате слияния — новое название: вместо "Институт Труда ВЦСПС" — "Центральный Институт Труда" — "ЦИТ".

В схеме ЦИТа — четыре отдела: психо-физиологический, педагогический, технический и социально-экономический...»

О педагогической лаборатории ЦИТа с особой теплотой вспоминал в 1927 г. Гастев. Именно в ней ему «пришлось провести незабываемые 1921—22 гг., когда при ужасающей бедности небольшая группа товарищей-сотрудников обладала одним интереснейшим качеством — молодым огнем искания. Это была странная группа сотрудников, где рядом с мальчиком работал старик 60 лет, но все были объединены исканием метода. После этой работы нужно было сделать какой-то прорыв в построении самого ЦИТа, который многие из сотрудников мыслили как сборно-эклектическое учреждение, а не как революционно-методическое предприятие».

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100