Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Как покончить с «деревенской идиллией»

Но как покончить с «деревенской идиллией», неумением трудиться ровным темпом, с отсутствием «трудовой выправки»? Превратить всех аграриев в индустриальных рабочих, окончательно стереть различия между городом и деревней, резко повысив уровень урбанизации населения. По такому пути мы уже шли. Сталинская коллективизация уничтожила кадровый потенциал крестьянства — ядро лучших, трудолюбивых работников, — а пауперизированные сельские слои вытеснила в город. Что они принесли в производство? Трудовые традиции, которых у них не было, индустриальные навыки, которые еще не сформировались?

После многовекового крепостного рабства сельские пауперы смотрели на заводскую работу как на полуотдых. «Работа с прохладцей», до революции являвшаяся чертой массовой психологии, после революции стала чуть ли не основным принципом обыденной философии. Иначе говоря, исторические обстоятельства многократно усилили социальную болезнь.

Чего жаждало крестьянство, как не собственного клочка земли? Только отношение к земле, к орудиям труда как к собственности выковывает труженическую психологию. Но коллективизация дала нам потребительскую, иждивенческую психологию. Пауперы, лишенные естественных предпосылок производства, возможности зарабатывать личным и одновременно свободным трудом, превращаются в служащих, временщиков, отбывающих работу. У них формируется философия отчужденного, раба. Она опасна тем, что если дать этим рабам власть, они и других воспитают по образу и подобию своему.

В определенном смысле пауперизированные слои — благодатный ресурс для массового производства. Оно уничтожает индивидуалиста-ремесленника (и в этом Гастев был прав), ставя на его место частичного работника. Отчуждение от земли на селе и отчуждение от средств производства в городе — разве это не одно и то же? Если это в самом деле так, то для форсированных планов индустриализации лучшего «материала» и не найти.

С политэкономической точки зрения, возможно, между массовым производством при капитализме и крупным общественным производством при социализме большой разницы нет. Главным действующим лицом выступает ото всего отчужденный частичный рабочий. Однако, с точки зрения реальной истории, между СССР и США в 20-е гг. существовала огромная разница. Непомерно раздутая оборонная промышленность и производство только ради средств производства формируют совсем другой тип работника и другое его отношение к труду, особенно в нашей стране, нежели массовое производство, обслуживающее потребительский рынок.

Не буду повторять то, что было сказано в связи с рассмотрением проблем стандартизации и внедрения фордизма в США. Подчеркну другую важную мысль. Теоретический анализ рестрикционизма несомненно диктуется исторической обстановкой в стране. Его результаты и выводы должны различаться у советских и американских ученых. Конечно, не во всем, но в каких-то важных моментах. Давайте внимательнее понаблюдаем за этими особенностями.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100