Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Исторические предпосылки и реальность

Попробуем ответить на эти вопросы. Экономический уровень развития США в первой четверти XX в. был неизмеримо более высоким, нежели в России. Последняя скорее являлась второстепенной державой по уровню организации и культуры производства. Запоздалое развитие капитализма и значительные пережитки феодального прошлого делали подобное отставание еще более серьезным.

Речь идет не только об экономической разрухе и культурной отсталости России. Необходимо было перестраивать исторически сложившийся, имеющий ярко выраженные черты провинциальности способ организации и управления производством. «Переход здесь чрезвычайно резкий и трудный, требующий иных приемов, иного распределения и использования сил, иного устремления внимания, психологии...» — писал тогда В. И. Ленин. С подобной проблемой ни Тейлор, ни движение «научного менеджмента» в целом не сталкивались. С одной стороны, надо было доделать то, что не успел совершить капитализм в России, а с другой — решительно сломать и этот капиталистический способ производства. Ситуация, согласимся, весьма парадоксальная.

Конечно, серьезность сложившейся обстановки советские нотовцы понимали. Создавать научную организацию труда в экономически разрушенной и культурно отсталой стране гораздо сложнее, чем в развитой капиталистической стране, переживающей экономический подъем и имеющей крепкие культурные традиции. Прямое перенесение зарубежных приемов, приспособленных к рыночной экономике, в обобществленное (национализированное) производство, построенное на уравнительных принципах, было делом безнадежным. Приходилось начинать все заново.

Это тем более понятно, если учесть, что совершенствование организации труда затрагивает в первую очередь производственные отношения. Но социалистический уклад не может родиться в недрах капитализма в отличие от буржуазного, который естественно продолжался и развивался в условиях феодального общества.

Создание новой культуры общественного труда здесь затрагивает самые фундаментальные процессы и никак не замыкается в рамках отдельного производства либо отрасли. Как изменить принудительный характер труда в России, структуру привязанности заводов к сельской местности, их зависимость от крестьянской рабочей силы, ее сезонных колебаний?

Как преодолеть привычки крепостного труда? «Чем более отсталой является страна, которой пришлось, в силу зигзагов истории, начать социалистическую революцию, тем труднее для нее переход от старых капиталистических отношений к социалистическим. Здесь к задачам разрушения прибавляются новые, неслыханной трудности задачи — организационные».

Чтобы глубже понять существо происходящих явлений, надо учитывать объективную закономерность. Процесс расширенного воспроизводства трудовых знаний и навыков в масштабе общества имеет как бы циклический характер. Иными словами, он каждый раз начинает с нуля. Напомню, речь идет не о профессиональных знаниях и навыках, которыми овладевают довольно быстро и каждым индивидуально. Трудовые навыки — это исторические привычки народа. Они накапливаются очень долго, а растерять их можно очень быстро.

Трудовой потенциал пролетариата 20-х г. характеризовался сокращением его численности и одновременным возрастанием социальной неоднородности состава. Обучение профессии происходило по старике, методом «приглядывания». А приобщение к ценностям пролетарской культуры затруднялось не только отсутствием разветвленной и хорошо налаженной системы образования. Произошло распыление ядра рабочего класса (гибель на фронтах, уход в деревню, привлечение на руководящую работу). Но именно высококвалифицированные, опытные рабочие выступали основными носителями и одновременно творцами новых ценностей, социальных норм, образцов поведения, трудовых традиций.

В статье «Кризис рабочей силы» Гастев писал, что еще в 1914 г. обозначился недостаток квалифицированной рабочей силы: инструментальщиков, наладчиков, механиков, опытных контролеров, браковщиков и мастеров. Их роль в старом производстве трудно переоценить: они, как фабрика, переваривали огромные массы деревенской бедноты, хлынувшей в быстро растущие промышленные города. Появилась даже «огромнейшая армия мелких технических администраторов, так называемых установщиков... Они были организаторами работы и вместе с тем в значительной степени педагогами».

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100