Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

«Игра» и «учеба»

Тейлор относился серьезно к любому делу, будь то учеба, спорт или наука. Основными увлечениями в его жизни были спорт и изобретательство. И тем, и другим Тейлор увлекался страстно, до самозабвения. Например, еще в школьные годы он определял здоровый образ жизни так: «прежде всего спорт, — а учение совершенно на заднем плане». Он настолько приобщился к легкой атлетике, бейсболу, крикету, футболу, теннису, туризму, конькам и гимнастике, что отдавал спорту все свободное время. Тейлор состоял членов привилегированных молодежных клубов, в частности крикетного клуба «Молодая Америка».

А в 1881 г. в парном разряде стал чемпионом США по теннису.

Понятие «игра» и «учеба» превратились чуть ли не в символы его творческой судьбы. Много позже, создавая свою теорию мотивации, Тейлор не уставал повторять, что исходными образцами для него выступают учебный класс и спортивная команда. Даже к деятельности исследователя и изобретателя, говорил Тейлор, «я отношусь скорее как к своего рода духовному развлечению, как к увлекательной игре, нежели как к труду». Спорт и изобретательство для него были настолько слиты, что занятия спортом постепенно превратились для Тейлора в объект рационализаторской деятельности. Он внес ряд усовершенствований в спортивный инвентарь, тонко рассчитав траекторию падения мяча, силу удара и преимущества различных стоек игрока.

Видимо, склонность к аналитическим расчетам и инженерным построениям у Тейлора была врожденной. Изобретательство давалось ему легко, как бы играючи, и он всегда признавался, что относится к нему как к «освежающему отдыху». В конце жизненного пути, отойдя от научной и общественной деятельности, Тейлор занялся разведением газонов. Но и здесь он проявил незаурядную выдумку и оригинальность. Обычное садоводство на всем готовом его не устраивало. Тейлор провел около 900 опытов по изготовлению искусственной почвы и добился увеличения «производительности» в 4—5 раз. Он менял составы влаги и воздуха, сорта трав и качество почвы. Тейлор и это дело поставил на столь высокую научную основу, что его результатами заинтересовалось Министерство земледелия США.

Везде он стремился идти непроторенным путем. Тейлор не боялся быть первым, он не пасовал перед трудными, кажущимися на первый взгляд совершенно неразрешимыми задачами. Он даже любил быть первым, но его здоровое честолюбие всегда имело какой-то нравственный предел. Так, к изобретательству Тейлор относился как к развлечению, поэтому полагал, что деятельность для собственного удовольствия никогда не должна вестись за чужой счет. Напротив, совершенствование организации производства, решение насущных хозяйственных проблем — вещь крайне серьезная и ответственная. Здесь Тейлор не любил шутить.

Для того чтобы довершить психологический портрет Ф. Тейлора, приведу о нем мнение Д. Нельсона. Он сказал буквально следующее. Крайне осторожный во взаимоотношениях с бизнесменами, Тейлор был безжалостен в отношениях с рабочими, особенно с теми, кто не мог постоять за себя. Являясь бескомпромиссным и принципиальным, когда дело касалось социально и экономически равных ему людей, он был уступчив и гибок в отношениях с превосходящими его людьми.

Трудно спорить с компетентным мнением историка, хорошо знающим биографический материал. Да и нужно ли это делать? Тейлор был, прежде всего, человеком, имеющим свои слабости и недостатки. Человеком весьма противоречивым и во многом еще остающимся загадкой для исследователей.

А каким предстает перед нами Гастев, если верить свидетельствам очевидцев? Каковы его личные качества, характер, поведение, внутренний мир?

Старые цитовцы вспоминают о неповторимом гастевском обаянии, навсегда покорившем всех окружающих. В доме Гас-тевых никогда не бывало пусто. Сюда любили заходить В. В. Куйбышев, М. П. Томский, О. Ю. Шмидт. Бывали здесь друзья по нарымской ссылке, сотрудники ЦИТа, творческая молодежь и все, кто искал совета или помощи в практической работе.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100