Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Феномен сознательного замедления работы

Совершенно очевидно, что новичков Тейлор поставил почти перед неразрешимой проблемой. С одной стороны, они могли получить приличное денежное вознаграждение, поправить свои материальные дела и закрепиться на данном рабочем месте. А это для неквалифицированного рабочего при сложных условиях на рынке труда было жизненно важно. Им сулили престижную специальность механика, при других обстоятельствах ее, возможно, не удалось бы получить. Они заручались доверием администрации и, следовательно, могли рассчитывать на дальнейшее служебное повышение. С другой стороны, приняв условия, новички становились предателями или «штрейкбрехерами». Как правило, это оборачивалось моральным унижением и социальной изоляцией, которая могла привести к потере уважения к себе. Предстояло сделать выбор между формальным и неформальным. В этой ситуации новички всегда выполняли неформальные требования. И каждый раз Тейлор, сталкиваясь с подобной проблемой, решал ее обходным маневром, путем уступок и компромиссов.

Открытие феномена сознательного замедления работы позволило Мэйо и его последователям обнаружить в середине XX в. на предприятии существование малых социальных групп, обладающих собственными нормами и ценностями, не совпадающими с официально установленными администрацией. Человек в организации стал рассматриваться как существо, стремящееся к проявлению творческих начал в труде, самореализации и установлению социальных связей с другими. Перед социологией открылась перспектива изучения межличностных отношений, группового давления, стиля лидерства.

Зарубежные социологи подсчитали, что только 10 % рабочих в американской промышленности способны сопротивляться групповому давлению, не снижая производительности в ответ на денежное вознаграждение . Человек трудится в среде себе подобных. Его нельзя мыслить по типу Робинзона, изолированного от социального окружения. Стало быть, весь ценностный мир рабочего сориентирован в одном направлении — на «значимых других». Каждый из нас ожидает признания со стороны окружающих, ищет поддержки у них. Активно включаясь в совместную деятельность, признавая свою группу частью своего социального мира, человек требует и от других признания групповых норм. К сожалению, этот чисто добровольный процесс иногда принимает извращенные формы прямого давления, становится принудительным.

Но даже там, где групповые нормы принимаются добровольно, входят в сознание личности и превращаются таким образом в жизненную ценность, они могут быть недостаточно высокими. Далеко не все из нас склонны отдавать работе всего себя. Скорее большинство, чем меньшинство людей ориентируется на средние нормы. Американский социолог А. Гоулднер назвал их минимально приемлемыми стандартами поведения в организации. Особенно явно проявляются эти стандарты среди бюрократии. Никакой чиновник не возьмет на себя лишнюю инициативу и не сделает того, что не предписано инструкцией. Он во власти формальных законов, которые стали его важной жизненной ценностью, заменили внутренний мир, его совесть. Если он не склонен делать больше того, что предписано, то он всегда найдет объяснение, чтобы сделать меньше, чем нужно. Вольно трактуя инструкции, бюрократ склонен затягивать дело, создавать видимость работы.

Опасность такой болезни заключается в том, что она фактически никогда не проявляется в чистом виде. Чаще всего РСП маскируется под реальную работу, скрывается от посторонних глаз в глубинах производственной организации. Недаром Тейлор говорил, что «работу с прохладцей» никто из рабочих начальству не покажет. Факты выясняются только в беседе с глазу на глаз, лишь при доверительных взаимоотношениях.

В нашей стране обратили внимание к этой проблеме, по существу, в начале 80-х гг. (с опозданием на сто лет!). В центральной печати замелькали фразы типа «относятся к работе с прохладцей», «видимость хорошей работы», «работает с прохладцей», «трудились с прохладцей», «облегченная работа», «работа не в полную мощь, а вполсилы», «философия ничегонеделания», «относится к делу спустя рукава» и т. п.. Вот описание конкретных ситуаций РСП в советской прессе тех лет: «Ведь бывает, придет человек на работу вовремя, уйдет в положенный срок, с обеда не опоздает, но работает спустя рукава или вовсе бездельничает». «Приходит (шофер) на смену впритык, с выездом не торопится, болтается без толку по гаражу». Или: «Не работа, а игра в работу... халтурщик с философией батрака»; «работают иные так: лишь бы день прошел да побольше зарплата. Отсюда и залежалые товары... и незакрывающиеся двери... и ненадежное оборудование».

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100