Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Чему могут научить категории столетней давности

Любопытный факт: две огромные державы — США и Россия, — столь похожие и в то же время непохожие друг на друга, с разницей в четверть века дали миру столь масштабные и столь похожие друг на друга исторические фигуры. Они похожи тем, что писали и говорили об одном — как научить человека правильным методам работы, шире — рациональной культуре труда. Разве это не заслуживает тщательного изучения?

Предвижу недоуменный вопрос: чему могут научить нас, живущих на пороге третьего тысячелетия, люди, мыслившие категориями столетней давности? Чем полезны приемы ручного труда, изобретенные Тейлором и Гастевым, современному рабочему, занятому в роботизированном, технотронном производстве? Разве это не то же самое, что учить квантовой механике по справочникам, выпущенным в доньютоновские времена?

Вопросы, что называется, не в бровь, а в глаз. И сразу на них не ответишь. А отвечать придется. Дело идет не о личных намерениях автора, но о серьезной проблеме, которая до сих пор остается нерешенной: что нам дает изучение прошлого? Только ли пополнение теоретического багажа и расширение кругозора? Или нечто более важное, необходимое нам для нравственного становления?

Бережное отношение к научному наследию, перенесению в будущее всего самого ценного и рационального, что есть в учении Тейлора и Гастева, — лишь одна сторона дела. Не сомневаюсь, важная. Но не единственная. Тейлор и Гастев воплощают собой целую историческую эпоху в эволюции науки управления и организации труда. Имя ей — Классическая Геометрия Труда.

Название, разумеется, условное. Никто и никогда теорию этих ученых так не именовал. Но подобное придется сделать, и вот почему.

В своем историческом развитии любая наука проходит несколько качественно разных этапов. Для каждого из них характерны свой выбор и тип объектов исследования, понятийный аппарат, методы и приемы исследования, научные школы и направления, круг персоналий и методологическая ориентация.

Взять, к примеру, физику. Историки различают два крупных этапа — классический и современный. Усилия многих поколений ученых объединились в логически стройной механике Ньютона.

Основатель классической физики дал удивительно простое описание крайне запутанного для обывателя мира природных закономерностей. Разработав аппарат дифференциального и интегрального исчисления, открыв фундаментальные принципы гравитации, в том числе всемирный закон тяготения, Ньютон построил безупречное по своей математической красоте и надежное с точки зрения эмпирической доказательности здание теоретической физики.

Такой же научный подвиг совершили Фредерик Тейлор и Алексей Гастев. Они создали законы, которые до сих пор остаются фундаментом точных наук о труде. Совокупность этих законов составляет ту основу, на которой покоится современная управленческая мысль.

Подобно тому, как на смену физике Ньютона пришла более сложная физика Эйнштейна и Бора, в середине XX в. идеи Тейлора и Гастева, показавшиеся современникам устаревшими, уступили место более сложным и точнее объясняющим законы поведения людей в социальной организации теориям Маслоу, Херцберга и Макгрегора. Их можно назвать Неклассической Геометрией Труда. Действительно, они описывали мотивацию и поведение людей совсем с иных философских и методологических позиций.

Вряд ли мы найдем человека, который советовал бы изучать физику начиная с квантовой механики и теории относительности, миную классическую физику Ньютона. Точно так же и я не советовал бы приступать к современным теориям менеджмента, игнорируя классические идеи Тейлора и Гастева.

Стоит нарушить логическую последовательность научной мысли и вычеркнуть одно из звеньев, как сразу же теряется смысл происходящего, непонятными становятся современные идеи организации и управления трудом. Вот почему изучение классического наследия менеджмента — не только и не столько дань уважения славным предшественникам, сколько обязательный элемент современного образования в области менеджмента в целом и социологии менеджмента в частности.

Сверяя нынешние достижения с идеями предшественников, мы лучше познаем самих себя, свои ошибки, неверные ходы мысли, неважно, коренятся последние в забегании вперед или в повторении старого.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100