Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

«Борьба за экономию в Америке»

В 1926 г. Гастев опубликует мало, чем примечательную брошюру «Борьба за экономию в Америке», подготовленную по зарубежным материалам. Она интересна для нас тем, что в ней излагается и дается оценка масштабного исторического явления — общественного движения за режим экономии в США и СССР. Согласно данным известной комиссии Гувера, организованной в 1921 г., размеры ежегодной экономии, которую может дать стандартизация, колоссальны. Они измеряются сотнями миллионов и миллиардов долларов. Масштабы, сопоставимые с фондом заработной платы всех рабочих. Иначе говоря, не уменьшая заработной платы и не увеличивая интенсивности труда, можно добиться огромного роста производства, только устраняя в нем ненужные потери.

На каком-то историческом этапе капитализм осознает, что дальнейший прогресс невозможен ни за счет абсолютной, ни за счет относительной прибавочной стоимости. Удлинять без меры рабочий день или повышать эксплуатацию живого труда становится невыгодно. Живой труд лучше заменить овеществленным, т. е. техническими системами, а в будущем — роботизированными комплексами.

Стало быть, капитализм подошел к черте насыщения производства живым трудом. Выкачивать все из этого ресурса, значит остаться без будущего. Ведь рабочие — это не только производители, но еще и потребители, граждане общества. Использовать их как простых заменителей машин, как источник дешевой мускульной силы невыгодно. Повышая зарплату, капиталист расширяет рынок сбыта своей продукции. Теряя в одном месте, он дважды выигрывает в другом. Повышая уровень образования рабочих, капиталист вручает им более производительную технику. И снова выигрывает.

Таким образом, бездумная эксплуатация живого труда никак не на руку капитализму. Капитализму умному, конечно. Но если источник живой силы ограничен, то резерв организации труда — безграничен. Можно повышать зарплату рабочим и одновременно совершенствовать организацию производства. Можно и нужно. Так и поступает современный капитализм. Это еще одна аксиома геометрии труда, но уже выходящая за рамки классической теории.

Главное, чтобы устранение потерь стало внутренней потребностью самого производства. В Америке подобное случилось в начале XX в. и достигло максимума к концу первой четверти столетия — во времена деятельности Гувера и Форда. А в России этого так и не произошло. Хотя и у нас в 20-е гг. была объявлена широчайшая кампания борьбы за режим экономии. Разве не удивительно, что самая богатая и самая бедная страна в одно и то же время пришли к одному и тому же? Что это — случайность или закономерность?

Скорее — и то, и другое. Закономерность, что в Америке потери стали обходиться все дороже и дороже благодаря огромному, наукоемкому потенциалу промышленности. Закономерность, так как отсталая экономика и слабая промышленность в России находились на грани развала, и любая потеря — как соль на рану. Но и случайность вместе с тем. Случайность потому, что в России борьба за режим экономии — это вынужденная мера, а не внутренняя потребность высокоорганизованного производства. Нужда, происходящая от бедности, и потребность, выражающая всестороннее развитие — вещи хотя и похожие, но по сути глубоко разные.

Гастев об этом не размышляет. Он анализирует факты и делает выводы. Он полагает, что подлинной причиной возникновения науки организации является постановка вопроса об устранении потерь в общенациональном масштабе, а не что-либо другое. Но почему этот вопрос раньше всего возник в Америке? «Казалось бы, страна эта идет впереди других в смысле техники и экономического развития. Но именно здесь, — рассуждает Гастев, — она раньше других достигла предела, при котором дальнейший рост тормозится плохой организованностью уже пройденной области... Не случайно, что Америка выдвинула Тейлора, как первого провозвестника научной организации труда, и не случайно так же, что сейчас все возрастает значение Гувера, на знамени которого написана борьба за устранение потерь».

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100