Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Анализ теоретико-методологических принципов

Анализ теоретико-методологических принципов и практических внедрений советских нотовцев 20-30-х гг., прежде всего А. Гастева, Н. Витке и Ф. Дунаевского, убеждает нас в том, что они лежали в одной научной плоскости с разработками Ф. Тейлора, А. Файоля, Л.Урвика и поэтому должны быть отнесены к «классической» школе менеджмента.

Таким образом, «классическая» школа менеджмента включает в себя не четыре, а пять течений мысли и в полном своем объеме должна выглядеть так:

1) американских инженеров, составивших основу движения «научный менеджмент», — Ф. Тейлора, Г. Гантта, А. Хелси, Ф. Джилбретта, X. Хэтвейя, С. Томпсона, Г. Эмерсона и др.;

2) немецкого социолога М. Вебера, создавшего теорию бюрократии и заложившего методологические основы социологии организаций;

3) французского инженера и предпринимателя А. Файоля, сформулировавшего административную теорию управления;

4) интернациональный «коллектив», состоящий из американцев Дж. Муни и А. Рейли и англичан Л. Гьюлика и Л. Урвика, обобщивших идеи своих предшественников в рамках так называемого «синтетического» подхода.

5) советских нотовцев 20-х гг., создавших оригинальное учение о рационализации трудовых приемов и организационной структуры в рамках «социальной инженерии»: А. Гастева, Н. Витке, Ф. Дунаевского и др.

Мне думается, что расширенная картина «классической» школы гораздо более полно и правильно отражает суть дела. Разработки отечественных ученых, как и идеи их зарубежных коллег, получили в свое время международное признание. Стало быть, уже на одном только этом основании мы имеем право включать отечественную «социальную инженерию», как равную другим направлениям, в общемировое движение научной мысли, получившее название «классической» школы менеджмента. Вторым основанием служит сходство теории, методологии, методики и практики внедренческой деятельности советских нотовцев и их зарубежных визави. Сходство методологических принципов и стиля мышления Тейлора, Файоля, Гастева, Витке, Гьюлика, Джилбретта заставляет нас думать о формировании в 20-е гг. Единой научной парадигмы социологии менеджмента.

Формирование парадигмы свидетельствовало о достижении наукой определенного уровня зрелости. Критерием зрелости может выступать наличие картины мира или концепция человека. В «классической» школе человек интерпретировался как функциональное продолжение организации, сама же организация представляла некоторую сумму капиталов и рабочей силы. В такой организации соблюдается приоритет общих целей над индивидуальными. Человек заслуживает доверия ровно настолько, насколько оказывается полезным; даже обычное общение между людьми содержит элементы влияния и подчинения, в основании которых лежит формальный авторитет. Распоряжения выполняются автоматически, а психологической компенсацией личностного дефицита служит гарантия безопасности, которая реализуется через ограничение ответственности исполнителей.

Хотя поведение человека и роль группового фактора представители «классической» школы никогда не игнорировали, но и не рассматривали их как самостоятельную, т. е. социально-психологическую, а не инженерно-экономическую проблему. Никто из них не думал, что со временем второстепенная проблема разрастется до грандиозных размеров и буквально свалит с ног грандиозное и казавшееся многим очень прочным здание «классической» теории управления. Представители «классической» школы фактически первыми натолкнулись на роль человеческого фактора, однако потомки не ставили им в заслугу подобное открытие. Честь открытия человеческого фактора на производстве принадлежит школе «человеческих отношений». С нее начинается в социологии менеджмента новая эпоха — Неклассическая Геометрия Труда. Но это уже другой разговор.

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100