Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Акт «организационного тренажа»

Русскому рабочему больше всего не хватает элементарной исполнительской культуры, умения подчиняться, точно соблюдать свои служебные обязанности независимо от того, нравится ему это или нет. Пока что он трудится по настроению, если, конечно, позволяют условия. То есть если нет прямого и жесткого контроля. Под принуждением же он выполняет работу некачественно, неряшливо, а иногда просто отлынивает. Поэтому у нас нет искусства коллективной работы. А ведь оно основывается на умении приспособить свое личное «не могу» к общему «надо». Иными словами, на способности точно и своевременно выполнять чужие распоряжения.

Поэтому самым первым актом «организационного тренажа» выступает у Гастева обучение людей не руководить другими, а самому подчиняться им. На этом принципе и строится новая наука — «педагогика тренировки». Ее методы и законы базируются на точном расчете, в котором учтены все мелочи и детали. Каждый из обучающихся азам правильной работы проходит три стадии — «общую гимнастику, имитацию работы и, наконец, настоящую работу». Если гимнастика — это чистая техника движений, другими словами, «шлифовка отдельных элементов работы», то имитационное упражнение — нечто более сложное. Оно «имеет целью приучить человека к нагрузке». На третьей, завершающей стадии тренировки происходит переход к настоящим трудовым операциям, которые должны быть отрепетированы до автоматизма, закреплены на уровне навыков. Не призывы и агитация, не очередная кампания, а именно тренаж. Потому что «культура — это сумма привычек народа, его умение трудиться, сумма его обработочных возможностей».

Обучение по такой методике начинается с простого «послушания», с обычной исполнительской работы, именно в этом по-настоящему проверяется человек, узнается, на что он способен. Причина, видимо, в том, что исполнительская работа дается человеку труднее распорядительской. Но зато она выступает основой и одновременно подготовительной фазой любой деятельности. В исполнительстве проверяются «скорость реакции, автоматизм и способность воспринимать рабочее настроение, в котором, по возможности бы, отсутствовала всякая случайная домашняя лирика. Даже людям, которые кончили высшее образование, надо давать задачу на быструю распланировку стола, обставление комнаты, розыск телефонов, нахождение адресов без дальних объяснений. Это будут все упражнения в пространстве. Дальше пойдут упражнения во времени. Ни одного поручения без срока, ни одного задания без измерения, и только тогда, когда данный субъект пройдет суровую школу организационно-исполнительной тренировки, только тогда можно его допускать к распорядительным, а тем более планирующим функциям».

Воспитание трудовой культуры, основанное на послушании, надо начинать не в четырнадцатилетнем возрасте, когда невозможно исправить дурные наклонности, а с двухлетнего, самого раннего возраста. Постоянная тренировка требует огромного терпения и суровой дисциплины. Сохраняя у ребенка игровое начало в обучении, в то же время нельзя полагаться исключительно на его игровую стихию. Оставляя простор для самостоятельности, надо ставить ее в определенные рамки. Самостоятельность не должна быть «размагниченной», иначе она превращается в анархию вседозволенности либо претензию на оригинальность. Ведь и балерина создает сценические импровизации, лишь овладев «школой» — системой технических приемов, доведенных до автоматизма.

«Проза работы» в том и состоит, что искать в ней каждодневную заинтересованность и удовольствие было бы нелепо. Здесь больше насилия над собственной природой, которая протестует против систематичности и регулярности. «Только дикарь или только ребенок может проявлять непосредственный интерес при работе...».

Прокладка коммуникаций



Rambler's Top100