Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Семейные праздники и обряды

Обрядность, как известно, - одно из наиболее специфических и устойчивых черт этноса, неотъемлемая часть жизни семьи, важный канал передачи культурного наследия, идеологических взглядов. Из семейных обрядов нами рассматриваются: родинный, свадебный, похоронно-поминальный.

У мордвы в старину имя давала повитуха по своему выбору. Иногда это было имя первого встречного человека, птицы, животного, даже предмета. Считалось, что такое обезличенное имя может обеспечить младенцу долгую жизнь. Мальчикам давали имена, выражающие мужество, силу, храбрость, девочкам - красоту, нежность. В конце XIX - начале XX вв. языческие мордовские имена были вытеснены христианскими, которые получали во время крещения; священник нарекал имя по святцам. У чувашей «...новорожденным давали нередко по два имени, одно дает священник при крещении, другое, не всегда христианское, - уже в семье. У чувашей существовала примета, в силу которой, если человек имеет одно имя, то не может жить долго, а с двумя именами - долговечен» (И.Я. Яковлев, с. 22). Некоторые языческие чувашские имена сохранились и до наших дней. Это мужские: Курок (грач), Куян (заяц), Алпут (богач), Анчок (щенок); женские - Сарнике (краснодевица), Айнике (лунная девица), Чечек (цветок) и другие.

Бытовали различные обряды, магические действия «от порчи», сглаза ребенка. Особенно тщательным был уход за младенцем в первые 40 дней после родов. Ребенка не оставляли одного дома, не выносили на улицу, не показывали посторонним. Эти предохранительные меры были связаны со стремлением уберечь ребенка от сглаза, болезней. Для этого нередко прибегали к магическим приемам, в качестве оберега использовали железные предметы, которые клали ребенку под голову в люльку, ими же очерчивали круг около того места в доме, где лежал ребенок. Перед укладыванием в люльку ребенка от «лихого» глаза и ведуна окуривали ладаном, клали в изголовье с молитвами печеные яйца (позднее семечки, конфеты). Возможно, смыслом этого обряда было пожелание новорожденному обеспеченной, благополучной жизни (Т.П. Федянович, 1997, с. 91). У татар мишарей Симбирского края одним из основных ритуальных действий родинного обряда являлось изготовление Бету - талисмана оберега, который укрепляет дух человека, его сознание, оберегает от дурных людей и поступков, противостоит страху и бедам. Изготовление Бету для ребенка семья доверяла очень почитаемому человеку в деревне. Это могла быть пожилая, знающая молитвы набожная женщина или почитаемая «пуповинная бабка». В Симбирском Поволжье этот ритуал бытовал не повсеместно. В Старокулаткиснком районе, например, его делали и делают сегодня во время провода сына в армию. В Буинском уезде его изготовление и применение с рождением ребенка бытовало с давних времен. Способ изготовления талисмана в разных селениях отличался незначительно. Отрезали пучок волос у новорожденного, и, зачитывая молитвы, заворачивали пучок в бумагу, где записаны Суры из Корана. Затем сверток зашивали в кусочек кожи в форме треугольника и подвешивали на шею ребенка на кожаную нить. Терять талисман или пренебрегать им запрещалось, иначе его владельцу предрекалась опасность.

Свадьба у всех народов Симбирского Поволжья представляла сложный комплекс строго регламентированных действий, обрядов и обычаев, имевших социально-экономическое, правовое, нравственное, религиозно-магическое значение. Свадьба являлась одним из наиболее важных событий, она нарушала будничный ритм семейной и общественной жизни, вносила новые заботы в повседневный быт, давала повод для разговоров и пересудов. Поэтому при проведении свадеб стремились «играть их по закону», с соблюдением всех обычаев и обрядов, нередко с большими материальными затратами, продолжительностью у большинства национальностей без предсвадебного периода от 3 до 6 и более дней. «На свадьбу варится 20 или 30 ведер пива, покупается ведра три вина, говядина, рыба и другие припасы; в тесную избу с огромной печью непролазной толпой набиваются родственники, знакомые и едва знакомые и гостят суток двое или трое подряд, так что гостеприимному хозяину приходится собирать столы и скамьи у соседей, кормить и поить человек до 30 и в какую-нибудь неделю общего угара израсходовать все свои припасы и деньги... По целым дням бабы неутомимо визжат свадебные песни, славят князя и княгиню... кони мчатся взад и вперед по деревенской улице, звеня бубенчиками и колокольчиками, сияющий счастьем хозяин зазывает гостей»... Так образно описал сельскую свадьбу конца XIX в. в Симбирской губернии В.Н. Назарьев (1884, с. 224-225).

Свадьбы «играли»: у русских преимущественно зимой («в мясоед»), осенью; у чувашей - после Петрова дня, перед сенокосом, в начале июля; у татар - летом, осенью; у мордвы, как и у русских - зимой, осенью. Традиционный свадебный цикл делился на три основных периода: предсвадебный, свадебный (собственно свадьба, свадебный пир - торжество), послесвадебный. «Каждый из периодов имел довольно четкую очерченную функциональную направленность, представляя комплекс ритуальных действий, значительная часть которых в соответствии с бытовавшими представлениями... должна была обеспечить успех начатому делу и благополучие создающейся семье в будущем».

Население и культура:


Rambler's Top100