Адрес: г. Ульяновск, Московское шоссе, 20
Телефон: (8422) 64-92-82;  64-96-17
Время работы: пнд–птн с 09:00 до 18:00
 

Религия

В православии русского населения выделяют три главных элемента синкретизма: язычество (примитивные формы религии), господствующая официальная религия-православие, религии и религиозные учения нетрадиционные для русского населения (гностицизм, буддизм, католицизм, протестантизм и др.) Согласно указанным трем элементам и с учетом их взаимосочетания (наслоения, смешения) назовем некоторые основные разновидности религиозного синкретизма. Первая разновидность - синкретизм язычества и православия - наиболее распространенная разновидность синкретизма в религиозных воззрениях русского населения, особенно ярко проявляемая в народном православии. Язычество - примитивные религиозные верования у русских - представлено различными языческими обычаями, магическими обрядами, отголосками тотемизма (проявляющегося в вере в оборотничество, выполнении некоторых магических ритуалов), фетишизмом (вера в обереги, амулеты и др.), анимизмом (вера в различных сверхъестественных духов: леших, полевиков, водяных, русалок и так далее, а так же вера в человеческую душу, точнее, в разные виды человеческой души: телесная душа, душа-тень, душа-дыхание, душа-отражение и т.д.), культом предков (большая часть которого переродилась в культ домового), культом природы (поклонение воде, огню, Солнцу, Земле, деревьям и т.д.). Эта разновидность синкретизма религии русского населения была особенно характерна для рассматриваемого периода (вторая половина XIX - начала XX в.), она встречается в трансформированном виде и сегодня, о чем свидетельствуют материалы анкетирования разных социально-возрастных групп населения Ульяновской области на начало 2000-х годов.

Смешение язычества и православия, начавшееся с X в., безусловно связано с христианизацией Руси. В это время на языческие воззрения русских стали накладываться христианские (православные) догматы и ритуалы, обусловившие формирование народного православия, синтезировавшего в себе язычество и христианство. Убедительным примером тому может служить календарь основных православных народных (крестьянских) праздников (см. приложение). Календарь существовал на Руси задолго до принятия христианства. «...По характеру (содержанию) он был земледельческим, и каждый день и даже час находился в теснейшей связи с окружавшей человека природой. Культ плодородия лежал в основе всех его ритуалов: чтобы обеспечить урожай... человек поклонялся Солнцу, Земле, воде, огню, растительности, предкам и т.д. Все было выверено временем, органично вписано в рамки годового цикла...» (А.В. Никитина, 2002. с. 171). Христианство принесло с собой свой календарь - церковный месяцеслов и Святцы с длинным списком христианских святых... а также собственные христианские обряды и символику. В результате смешения язычества и христианства получился некий бытовой календарь в котором ...«имена христианских святых заменили собой имена языческих богов..., число праздников в году, благодаря церковному календарю, увеличилось, и все они разделились на два типа: а) стабильные (не переходящие), то есть строго прикрепленные к определенным календарным датам; б) нестабильные (переходящие), те, что из года в год меняют свое место в календаре (например, Пасха).

Введенные христианские обряды в определенной степени вытеснили и заменили собой языческие; к сохранившимся древним символам, предметам силы и приемам воздействия добавились христианские: иконы, молитвы, крестное знамение, просфоры, святая вода и т.д. Некоторые народные праздники, обряды заменили частично или полностью свое содержание, другие, особенно связанные с определенными трудовыми процессами, сохраняли религиозно-мистическое значение вплоть до 20-х годов XX в.... Таким образом, древние культы и связанные с ними обряды никуда не ушли. Они оказались... увязанными в общую систему...».

Ко второй основной разновидности религиозного синкретизма у русских следует отнести синкретизм православия и нетрадиционных для русского населения религиозных учений. Смешение православия в нетрадиционной для русского населения учений - сначала богомильских с XIII в., позднее - старообрядческих (XVII - XIX вв.), способствовало формированию «духовного христианства», которое синкретично слило в одно элементы православия и элементы нетрадиционных для русского населения религиозных учений (главным образом, богомильских, пришедших с Запада, в первую очередь - из Болгарии, своими корнями уходящих в гностицизм - о сотворении мира, роли Бога и Христа, сущности человека и т.д.). Частично сюда примешались и языческие элементы, так как официальная религия у русских в то время уже имела форму синкретичного народного православия. В XIX - начале XX вв. «духовное христианство» на территории Симбирского Поволжья прослеживалось наиболее ярко среди раскольников, особенно таких сект, как хлысты, скопцы, молокане. Хлысты именовали себя «последователями христовой веры», «людьми Божьими». Учение хлыстов XIX в. сочетало элементы мистических сект Запада с русскими народными верованиями. Библию хлысты понимали духовно.

Главная заповедь: «Святому духу верьте». Они считали возможным прямое общение людей со Святым Духом и верили в воплощение в наиболее праведных людей Христа, Богородицы и Святого Духа. В каждой общине хлыстов существовали «пророк и пророчица». Общение со Святым Духом и вселение в людей Христа, Богородицы, по мнению хлыстов, происходят во время их радений, включающих в себя чтение священного писания, песнопения, пляски, бегания, прыгания, кружения и др. Во время радений хлысты доводили себя до экстаза, толкуемого ими как пророческое состояние. В особо торжественных случаях хлысты во время радений целовали голое колено «пророчице», а после полуночи обнажались по пояс и начинали взаимное бичевание «святыми жгутиками» (скрученными полотенцами), двигались вокруг чана с водой, распевая «хлыщу, хлыщу, Христа ищу»... Хлысты отвергали церковный брак, вступающие в секту женатые мужчины должны были прекратить супружеские отношения со своими женами. Однако на радениях «пророки» давали мужчинам духовных жен, половые связи с которыми не считались греховными. Хлыстовские общины, или, как хлысты их называли, «корабли», существовали независимо друг от друга; жизнь «корабля» была строго регламентирована. У большей части хлыстов существовали пищевые запреты: не разрешалось есть мясо, употреблять алкогольные напитки. В некоторых общинах практиковалось самобичевание с целью «умерщвления плоти». Чтобы скрыть свою принадлежность к секте, которая подвергалась преследованию, хлысты формально не порывали связи с православной церковью, посещали храмы, открытой пропаганды своего вероучения не вели и привлекали людей в свои общины с большой осторожностью. В Симбирской губернии в конце XIX в. хлысты проживали преимущественно в Сенгилеевском уезде.

Население и культура:


Rambler's Top100